TX Первый телефонный разговор и первая встреча с клиентом

Материал из Лаборатория психотерапии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Это раздаточный материал к одному из модулей долгосрочной учебной программы про психодраме или к тематическому семинару.
Павел Корниенко, 06.12.2020 / v1-0000 — Мастерская современной психодрамы, Москва

1 Первый телефонный разговор с клиентом

Мне кажется, можно сказать, что клиент-терапевтические отношения начинаются раньше, чем происходит первая встреча клиента и терапевта на сессии. Иногда у клиента есть какие-то впечатления от терапевта еще до того, как он позвонит или напишет первый раз. А в тот момент, когда он звонит или пишет, — тогда точно начинаются клиент-терапевтические отношения, и к ним применимы все принципы таких отношений, как ценностные, так и этические.

Я хочу, чтобы вы вначале немного прониклись этой ситуацией, когда клиент делает свой первый звонок психологу. Как вам кажется, что клиент в этот момент переживает? Сколько месяцев он готовился к этому звонку? Какие у него опасения? Какие сомнения? Какие тревоги? Про что ему важно узнать? И в каком отношении с той стороны он нуждается? И именно из понимания того, насколько этот момент сложный и трепетный для клиента, будут вытекать все наши дальнейшие действия.

Мне кажется очень важным постараться сделать так, чтобы этот первый разговор клиента с психологом оказался хорошим и поддерживающим для клиента, даже если конкретно с этим психологом и не получится договориться о работе. Мне кажется важным, чтобы мы уделили каждому звонящему человеку эти 7–10 минут времени, чтобы у него осталось впечатление, что к нему внимательны и заботливы, и он не разочаровался в психотерапии как таковой, и эти несколько месяцев подготовки к звонку не пропали даром.

Я хочу предложить вам для размышления и анализа мой набросок классического первого разговора с клиентом, с моими комментариями и примерами разных вариантов. Я не хочу сказать, что такой вариант единственно правильный и что всегда нужно делать именно так, но буду рад, если он будет кому-то полезен.

Сначала — для общего впечатления — прочитайте наиболее простой вариант текста, без дополнительных реплик, который я произношу клиенту всегда. А уже потом посмотрите таблицу с разными вариантами реплик и моими комментариями.

1.1 Набросок телефонного разговора

Добрый день. Да, все правильно, я работаю психологом, и если у вас сейчас есть минут 7 свободных, давайте немножко поговорим.

Как вас зовут? Если не секрет, вы нашли мой контакт сами или вам кто-то меня рекомендовал?

Мне нужно рассказать вам про основные организационные моменты: стоимость и то, есть ли у меня свободные рабочие часы в то время, когда это удобно вам.

Обычно терапевтическая сессия длится один час, и такая сессия у меня стоит XXXX р. Давайте скажу два слова про стоимость: важно, чтобы цена была для вас комфортной и не вызывала напряжения. Если моя цена вам не очень комфортна, то в этом нет ничего страшного. Скажите мне, пожалуйста, об этом, и я, если вы разрешите, могу рекомендовать вам кого-то из моих коллег, в качестве работы которых я уверен. Если у вас уже есть про это какие-то мысли — скажите.

Я работаю по Вт и Чт, во Вт и Чт днем и еще в Чт вечером. Причем, конечно, дневного времени у меня больше, чем вечернего. Могло бы быть какое-то из этого времени вам удобно?

Обычно я предлагаю договориться об одной консультации, на которой я попробую услышать вас и понять вашу ситуацию. А когда я услышу и что-то пойму — я откликнусь вам, какая психологическая работа, как мне кажется, могла бы быть для вас полезной. Если то, что я вам скажу, покажется вам разумным и если вам будет со мной комфортно, то мы сможем договориться еще о 3–4 консультациях и начать работать. И конечно, если что-то будет возможно сделать сразу, на первой встрече — то мы сделаем это сразу.

Ну и если все складывается и мы начинаем работать, то после 3–4 встреч уже обычно понятно, как работает психотерапия для вас. И подхожу ли я вам как терапевт. И если вы будете ясно ощущать, что работа для вас полезна, мы сможем договориться о продолжении, если нет — сменить направление работы или остановиться.

Подходит ли вам так? Если подходит, то давайте посмотрим возможное время. Смотрим?

Хорошо, тогда мы договариваемся на Вт, 12:00 — если у вас вдруг что-то изменится, пожалуйста, предупредите меня как можно раньше, лучше за пару дней, чтобы я мог воспользоваться этим временем как-то иначе. Хорошо?

Я работаю недалеко от метро Китай-город, адрес и как найти давайте я пришлю вам сейчас в СМС, чтобы он остался у вас в телефоне.

Хорошо. Тогда мы договорились. Я вас записал. До встречи во Вт.

1.2 Набросок телефонного разговора с комментариями

Текст моих реплик (курсив — используемое при необходимости) Комментарии (и условия, когда я использую факультативные реплики)
Добрый день. Да, все правильно, я работаю психологом, и если у вас сейчас есть минут 7 свободных, давайте немножко поговорим.

Как вас зовут? Если не секрет, вы нашли мой контакт сами или вам кто-то меня рекомендовал?

Во-первых, действительно интересно, откуда клиент пришел, а во-вторых, надо начать разговор с чего-то нейтрального. Форма «Если не секрет» выбрана как вежливая и выражающая внимание к личным границам человека.
Да, скажите, пожалуйста, несколько слов про то, с какой сложностью вы бы хотели поработать. Это может быть буквально несколько слов, ну и естественно, в той мере, в которой про это возможно сказать по телефону, — буквально чуть-чуть. Эта часть нужна не всегда. Она важна, например, в следующих случаях:
  • Если клиент стремится рассказать о своей ситуации, то, конечно, его полезно послушать, чтобы у него не было ощущения, что психологу это не важно.
  • Если клиент очень волнуется, т. к., когда он начинает хоть немного говорить о себе, у меня появляется возможность его поддержать, дать ему ощущение принятия и поддержать его решимость работать.
  • Если я предполагаю, что не смогу взять клиента к себе в работу, а буду рекомендовать кого-то из коллег. Если послушать голос и ситуацию клиента, то обычно можно подобрать для него подходящего психолога с большей точностью.
Да, это важная тема, с ней приходится часто работать в практике.

Да, с этой темой действительно хорошо обратиться за помощью. За счет психологической работы зачастую получается пережить этот период быстрее и легче.

Если я узнал что-то про сложность клиента, этими репликами я могу поддержать его готовность прийти.
Да, это ясная тема. Мне кажется, это здорово, что вы приняли решение попробовать начать с этим работать. Это вариант поддержать готовность клиента прийти к психологу, если он поделился, что долго не мог решиться.
Да, это хорошая идея — обратиться с этим. Все люди иногда попадают в кризисные моменты, когда самым эффективным способом может оказаться обращение к психологу. Порой бывает достаточно нескольких встреч, чтобы увеличить свои возможности справляться самому. Это вариант поддержать готовность клиента прийти к психологу, если кажется, что клиент очень стыдится, что ему пришлось обратиться.
Мне нужно рассказать вам про основные организационные моменты: стоимость и то, есть ли у меня свободные рабочие часы в то время, когда это удобно вам.

Обычно терапевтическая сессия длится один час, и такая сессия у меня стоит XXXX р. Давайте скажу два слова про стоимость: важно, чтобы цена была для вас комфортной и не вызывала напряжения. Если моя цена вам не очень комфортна, то в этом нет ничего страшного. Скажите мне, пожалуйста, об этом, и я, если вы разрешите, могу рекомендовать вам кого-то из моих коллег, в качестве работы которых я уверен. Если у вас уже есть про это какие-то мысли — скажите.

Пока мы не обсудим цену, клиент будет про нее волноваться и искать способ узнать, а это будет мешать всему остальному разговору. Этот вопрос я двигаю ближе к началу разговора.
Я работаю по Вт и Чт, во Вт и Чт днем и еще в Чт вечером. Причем, конечно, дневного времени у меня больше, чем вечернего. Могло бы быть какое-то из этого времени вам удобно? Это можно сказать и в конце, когда мы перейдем к этапу договора о времени.
Обычно я предлагаю договориться об одной консультации, на которой я попробую услышать вас и понять вашу ситуацию. А когда я услышу и что-то пойму — я откликнусь вам, какая психологическая работа, как мне кажется, могла бы быть для вас полезной. Если то, что я вам скажу, покажется вам разумным и если вам будет со мной комфортно, то мы сможем договориться еще о 3–4 консультациях и начать работать. И конечно, если что-то будет возможно сделать сразу, на первой встрече — то мы сделаем это сразу. Тут я рассказываю, что будет происходить на нашей первой встрече, чтобы снять тревогу клиента перед неопределенностью предстоящей сессии. И тут же я подтверждаю его право присматриваться ко мне и отказаться, если я ему не буду подходить.

Также я ненавязчиво подчеркиваю право клиента понимать все, что будет происходить, и самостоятельно принимать решения.

И заодно говорю, что что-то может произойти сразу.

Ну и если все складывается и мы начинаем работать, то после 3–4 встреч уже обычно понятно, как работает психотерапия для вас. И подхожу ли я вам как терапевт. И если вы будете ясно ощущать, что работа для вас полезна, мы сможем договориться о продолжении, если нет — сменить направление работы или остановиться. Здесь я подчеркиваю право клиента самому определять, подходит ему наша работа или нет.

А еще я ненавязчиво подчеркиваю, что я не буду ему «вешать лапшу на уши» и «обещать прекрасное будущее».

Если вдруг оказывается возможным что-то сделать для человека на первой консультации — я всегда стремлюсь это сделать. Бывали случаи, что этого было вполне достаточно. Это я говорю, если есть ощущение, что клиент не настроен на долгую работу, чтобы у него не было ощущения, что работа с психологом — это обязательно долго.
Подходит ли вам так? Если подходит, то давайте посмотрим возможное время. Смотрим?
Хорошо, тогда мы договариваемся на Вт, 12:00 — если у вас вдруг что-то изменится, пожалуйста, предупредите меня как можно раньше, хотя бы за пару дней, чтобы я мог воспользоваться этим временем как-то иначе. Хорошо? Я договариваюсь с клиентом в стилистике взрослых и ответственных отношений, прося его позаботиться обо мне и объясняя разумные причины для этого, а не в стиле навязывания моих правил.

Одновременно я немного увеличиваю вероятность того, что клиент будет ответственным и не передумает в день встречи.

Иногда так бывает, что накануне консультации острота проблемы пропадает или теряются ясные слова, как о ней говорить. Это не страшно. На встрече я помогу разобраться в ситуации, даже если она будет звучать непонятно.

А еще иногда так бывает, что перед встречей с психологом проблема начинает казаться совсем незначительной и не требующей консультации. В таких случаях бывает хорошо один раз все-таки до психолога дойти, чтобы познакомиться, понять, подходит ли этот психолог вам, и уже знать, можно ли к нему обратиться при случае.

Этот текст я добавляю, если мне кажется, что клиент может передумать из-за того, что к моменту нашей встречи спадет острота ситуации.

Мелкая мелочь: я скажу «...понять, подходит ли вам этот психолог...» именно в 3-м лице, т. к. прямое обращение («подхожу ли я вам») может сильнее эмоционально взволновать клиента и с большей вероятностью может быть воспринято негативно, например как давление или желание от клиента избавиться.

Я работаю недалеко от метро Китай-город, адрес и как найти давайте я пришлю вам сейчас в СМС, чтобы он остался у вас в телефоне. СМС с адресом — это проявление заботы и одновременно организованности работы.
Хорошо. Тогда мы договорились. Я вас записал. До встречи во Вт. Прощание. Я обязательно произношу: «Я вас записал», — чтобы подтвердить договоренность.
Текст классической СМС с адресом:

Записал вас на Вт, 12:00. Если у вас что-то меняется — обязательно меня предупредите за пару дней. Адрес: XXXXXXXX

В классической СМС я еще раз проговариваю: «Я вас записал», — и пишу день и время. Когда люди записываются к психологу, они часто находятся в стрессе, и легко могут забыть время, и, что особенно важно, могут смущаться переспросить терапевта.

2 Первая встреча с клиентом

Этот текст является переработкой расшифровки аудиозаписи. Спасибо Наталье Фроловой за расшифровку и последующую помощь в редактировании этого текста. Спасибо Таине Безруковой за помощь в редактировании этого текста.

2.1 Набросок первой встречи и комментарии к нему

Далее я предложу вам набросок первой встречи с клиентом, и он не является образцом для непосредственного воспроизведения в практике. Мне просто хотелось передать логику построения диалога на первой встрече: что я держу во внимании и как принимаю решения. В разных ситуациях и с разными клиентами, естественно, будут очень разные первые встречи, так как всегда важнее всего то, в чем нуждается конкретный клиент. В этом же тексте просто попробуйте понять логику и смысл каждого действия.

Представьте себе клиента, который пришел к психологу впервые в жизни. Здесь лучше всего вспомнить себя самого в тот момент, когда вы шли к своему первому терапевту или в первую группу. Что вас тогда волновало? Когда вы сели в предложенное вам кресло, какими были ваши переживания? Вспомнили, насколько там много тревоги? Вот эту тревогу нам очень важно учитывать, и на первой встрече ее всегда очень много. Существенная часть моей работы на первой встрече будет посвящена именно успокаиванию этой тревоги, но все равно большая ее часть останется. Кроме того, во время успокаивания тревоги клиента происходит параллельное успокаивание тревоги терапевта, для того чтобы: а) он мог работать; и б) клиент не заражался бы еще тревогой от терапевта.

Усл. мин. Текст моих реплик (курсив — используемое при необходимости) Комментарии (и условия, когда я использую факультативные реплики)
–3 Здравствуйте, вас зовут N? Я Павел, проходите. Вот тут можно раздеться, тут — помыть руки, тут можно налить себе чаю. Я работаю в этом кабинете. Если хотите, можете налить себе чаю и проходите туда в кабинет, я через минуту-другую подойду. Почти всегда после первых слов, позволяющих сориентироваться, я оставляю человека ненадолго осмотреться, чтобы он смог немного освоиться в незнакомом пространстве.
0 Это психологический центр…

Я работаю в этом кабинете… Легко ли меня нашли?… Что там с погодой на улице?…

Начинаю некую краткую светскую беседу, разговор, который называю «позвенеть», «тишину развеять». Его цель — дать время, чтобы спала первая волна тревоги, и показать, что со мной можно по-человечески и достаточно безопасно общаться.
2 Были ли вы когда-то у психологов, психотерапевтов или психиатров? Есть ли такой опыт? Этот вопрос несет и смысловую нагрузку, и поэтому может быть задан позже, в «серьезной» части разговора, но он хорош и здесь, в «светской» части.
4 Давайте я скажу несколько общих слов про работу психолога… Это тот этап, когда говорить о важном клиент еще не может. Но долго говорить в легком светском ключе тоже нельзя, потому что может возникнуть ощущение, что я тяну время, которое принадлежит клиенту. Поэтому обычно здесь начинается кусочек текста, который клиент уже воспринимает серьезно, а функция его та же — помочь уйти первой волне тревоги.

Я перечисляю несколько принципов работы психолога не столько с целью познакомить с ними клиента, сколько по-прежнему для того, чтобы он чуть больше расслабился. Делаю это независимо от того, был он раньше у психологов или нет.

4 Во-первых, все, что здесь происходит, конфиденциально с моей стороны. Вы можете все, что происходит, рассказывать кому угодно, но я не имею права про это говорить ничего. Я даю это пояснение, потому что некоторые люди слова о конфиденциальности воспринимают как запрет что-то рассказывать и для них тоже. А это людей обоснованно пугает.
4 Я не собираюсь вас учить жизни и говорить, что правильно и что неправильно. Только вы сами можете определить, что для вас хорошо, что плохо, что правильно, а что неправильно. Я буду помогать разбираться в психических процессах и не буду брать на себя никаких оценивающих ролей. Я буду стремиться во всем быть понятным, открытым и объяснять, что и как я буду делать, чтобы все было прозрачно. И по-прежнему моя главная цель не информировать клиента, а помогать ему чуть расслабляться. Во всей этой части очень важна интонация, она важнее текста, и она должна быть такой, чтобы уменьшать тревогу клиента.

Хотя про открытость терапевта и его готовность объяснять свои действия мне кажется важным сказать, так как это полезно для развития доверия между клиентом и терапевтом и для более активного вовлечения клиента в процесс терапии.

7 Как вам тут? Спешили? Тревожитесь? Обычно человек подтверждает, что он тревожится, и я нормализую это.

Я уже достаточно поговорил на разные отвлечённые формальные темы, про которые проще говорить с самого начала, и теперь можно постепенно настраивать клиента на разговоры о переживаниях.

8 Это нормально. Это естественно. Все, кто приходят, всегда в какой-то степени тревожатся. Более того, часто, когда записываешься, знаешь, про что хочешь говорить, а когда приходишь, тема теряется. А еще, когда думаешь, есть ясные слова, а когда нужно говорить, все ясные слова часто уходят. Это тоже нормально. Будем понемножку разбираться... Я пробегаюсь по типовым сложностям и классическим тревогам в этот момент.
9 Главное, что нам нужно сделать на этой встрече, — это услышать вас, понять и в той мере, в которой это возможно, — разобраться в той сложности, которая вас сюда привела.

Я дам вам время рассказать про вашу сложность, порасспрашиваю вас, позадаю разные вопросы, попробую почувствовать и понять, что происходит с вами. А после этого, когда ситуация начнет проясняться, я постараюсь вас как-то сориентировать, как я вижу работу с этим.

Тут я обозначаю для клиента главную цель нашей встречи. Смотрите, я не обещаю клиенту на первой встрече каких-то изменений. Этими репликами я и его, и себя самого настраиваю на исследование ситуации, а не на решение.

Ничто так не убивает молодых терапевтов, как внутреннее стремление сделать что-то полезное для клиента в каждую минуту работы. И эта тревога очень сильно мешает терапевтам думать и понимать клиента. На первой сессии главная задача терапевта — это хорошо понять сложность клиента. А думать, что делать с ним, как помогать ему, — это все мы будем делать, уже когда сессия закончится.

Чтобы терапевт мог когда-нибудь в будущем клиенту чем-то помочь, уж на первой-то сессии он точно должен быть только «большими ушами», чтобы только слушать, чувствовать и понимать. А чтобы терапевт мог переключиться в этот «исследовательский режим работы», важно, чтобы клиент и сам не ждал от терапевта разрешения сложности на этой встрече, — для этого полезно ясно обозначить цель этой встречи.

10 Когда, услышав вас, я вам буду откликаться, вы попробуете почувствовать, понимаю я вас или не понимаю. Если то, что я буду говорить, покажется вам разумным, если вам будет подходить то, что я буду говорить, если вам покажется, что я вас понимаю, то мы с вами можем договориться о совместной работе. Еще раз подтверждаю право присматриваться ко мне (я уже говорил про это по телефону). А еще направляю внимание клиента на эмоциональную сторону нашего взаимодействия, намекаю, что то, как он будет чувствовать себя со мной, на этом этапе важнее всего остального.
10 Если будет ощущение, что я где-то что-то не понимаю, — пожалуйста, говорите мне. Если будет ощущение, что я понимаю что-то неправильно, — пожалуйста, говорите мне. Я смогу понять, правильно ли я чувствую вас, только если вы мне будете в этом помогать, только если будете мне откликаться: «правильно — не правильно». Здесь я начинаю делать моего клиента активным участником терапевтического процесса. Естественно, эти слова не научат клиента быть активным, но я буду систематически и далее вовлекать клиента в управление терапевтическим процессом. И когда клиент будет делать первые попытки управлять терапией — я буду сильно это поддерживать.
12 Расскажите, что вас привело...
18 А можете сделать небольшую вставочку, чтобы я лучше вас понимал. Дайте мне, пожалуйста, немного информации о себе. Сколько вам лет? С кем вы живете? Замужем/нет? Работаете? Как давно? В какой области? Есть ли постоянные отношения? Как долго? Есть ли у вас дети? В большинстве случаев мне кажется целесообразным сделать небольшую «вставку со сбором анамнеза». В ней я задаю ряд общих вопросов для сбора объективной информации о жизни клиента, которую мне полезно знать. Я могу сделать это перед тем, как клиент начнет свой рассказ, или через 5–10 минут после его начала, чтобы не нарушить естественное течение рассказа этими вопросами.
20 Как давно в отношениях? Первые ли отношения? Были ли другие отношения? Как давно? Есть ли сексуальный опыт? Единичный или систематический? Как давно в отношениях? Какая у вас сексуальная ориентация? Если человек молодой и я подозреваю, что в силу этого ему сложно решиться говорить про интимное, я могу чуть-чуть «поиграть во врача» и этим сэкономить ему время консультаций. Если вначале спросить про какие-то более интимные темы — это открывает возможность для более открытого диалога далее. Конкретные вопросы я подбираю в зависимости от клиента, от того, где предполагаю, что могут быть сложности, о которых неудобно говорить. Иногда таким вопросом на первой сессии можно сэкономить клиенту несколько сессий в будущем, в течение которых он бы только решался заговорить про что-то такое. И далее обычно можно вновь вернуться к рассказу клиента.
20
-
40
[Время для рассказа клиента] Рассказ клиента о том, что его привело, обычно является центральным содержанием первой сессии. При этом где-то с середины этого рассказа, я начинаю быть все более и более активным и уже не только слушаю, но и пытаюсь делать какую-то минимальную терапевтическую работу. Конечно, будет хорошо, если клиент уйдет после первой встречи с немного изменившимися переживаниями, хотя это совсем и не обязательно.
40

Ну смотрите, у нас остается уже не так много времени, и, наверно, пора мне как-то вам начать откликаться, чтобы мы еще успели это обсудить.

  • Мне кажется, будет хорошо развернуть вот эту тему дополнительно…
  • Мне кажется, вот то упомянутое вами событие требует отдельной работы…
  • Мне кажется, тут действительно нужна некоторая целенаправленная работа про отношения, о которых вы рассказывали...
Ближе к концу сессии, минут за 20, я начинаю ориентировать клиента, как вижу дальнейшую работу.
53 Как вам со мной? Как ваши ощущения? Как вам было на этой встрече? Есть ли ощущение, что я вас достаточно хорошо понимаю? Как вы воспринимаете те направления работы, которые я постарался вам обозначить? Можно, конечно, спросить клиента и о том, что было для него интересным или полезным сегодня, но мне кажется, на первой сессии продуктивнее спросить скорее об ощущении клиента от контакта и его общее эмоциональное впечатление. Мне кажется, на этом этапе это более важно.
55 Если то, как я работаю, кажется вам подходящим, то мы можем договориться на 3–4 встречи и попробовать начать эту работу. А там дальше вы уже сможете принять для себя решение в зависимости от того, насколько эти встречи будут для вас хорошими. Может, вы поймете, что этих встреч вам вполне хватит, а может быть, вы решите, что еще есть задачи, которым хочется уделить дополнительное время.
...или вы можете прежде подумать, поразмышлять и написать мне. Только пишите лучше заранее, чтобы я смог зарезервировать время, потенциально оно у меня бывает вот в эти дни. Если, спрашивая про планы, я вижу, что клиент уже хочет договориться, то я не буду это произносить. А вот если вижу сомнения, то я добавляю это предложение, чтобы дать ему возможность легче отказаться.

2.2 Некоторые добавки

2.2.1 После того как пройдут 3–4 встречи

На 4-й или 5-й сессии мы обычно возвращаемся к диалогу о нашей работе, хотя бы даже в самом минимальном виде, например, вот так:

  • 0: Что-то полезное происходит для тебя? (“Ага…”) Продолжаем? (“Ага…”)

Обычно, конечно, это обсуждается более развернуто, но суть остается прежней.

Если я подозреваю клиента в том, что он может пропасть, то произнесу что-то в подобном духе:

  • 0: Давай тогда двигаться в таком же режиме, пока будет ощущение, что это полезно… В какой-то момент, когда поймешь, что пока достаточно, что мы сделали ту часть работы, которую нужно было сделать, ты мне просто скажи, мы сделаем одну последнюю встречу, чтобы завершиться, и остановимся.

2.2.2 Два слова о контракте на долгосрочную работу

Для меня нехарактерен вариант договариваться сразу на очень длительную работу, я люблю оставлять больше свободы клиенту. Но если случается, что через некоторое время я понимаю, что клиенту необходима долгосрочная терапия, то я это с ним обсуждаю и предлагаю заключить «контракт на долгосрочную работу». Я никогда не говорю об этом вначале, т. к. вначале для этого нет оснований: я еще не понимаю, про что может быть долгосрочная работа, а клиент еще не знает меня достаточно хорошо, чтобы согласиться или нет на длительные отношения. Для того чтобы договариваться о долгосрочной терапии, нам нужно увидеть, что наша работа приносит пользу клиенту и что у нас все хорошо с контактом. Кроме того, хороший контакт и доверие необходимы мне, чтобы говорить с клиентом о том, какие я вижу мишени для долгосрочной работы.

2.2.3 Предположим, вы спросили, что было полезным, но клиент недоволен…

Скорее всего, приведенные ниже реплики никогда не понадобятся большинству терапевтов, но я напишу их тут, так как обладание ими делает терапевта более устойчивым перед собственными тревогами.

Ответ клиента Возможная реакция терапевта Комментарий
Пока не понимаю…

Надо переварить…

0: Да, действительно, бывает нужно, чтобы прошло какое-то время, чтобы оно доварилось. Если оно доварится, то я буду благодарен вам за отклик, может быть, в следующий раз. Я как терапевт могу лучше работать, когда могу настроиться по обратной связи. Когда я слышу отклики, я лучше понимаю, что для вас работает, а что не работает. Если оно доварится, то будет здорово, если вы в следующий раз поделитесь своими ощущениями с этой встречи. Тут я, с одной стороны, подтверждаю, что клиент может взять себе время, а с другой стороны, я косвенно говорю ему, что процесс терапии может требовать постепенной настройки друг на друга. И чтобы эта настройка происходила, мне как раз важно слышать отклики клиента.
Мне кажется, мы не про то говорим, я про другое хотел. 0: Спасибо, что говорите. Это, конечно, досадно. Где-то мы с вами не усмотрели, не удержались в нужной теме. Будем стараться делать это лучше.

0: Тем не менее, из того, что сегодня говорили, можете что-то полезное для себя взять?

Тут я открыто признаю ситуацию и одновременно поддерживаю клиента. Обратите внимание, что я не сваливаю ответственность ни на него, ни на себя, а оставляю ее общей.

Но, конечно, в следующий раз я буду очень настойчиво просить клиента все время проверять, про то ли мы говорим.

Нет, ничего полезного для меня не было! 0: Спасибо, что говорите. Мне важно слышать, как это видите вы.

0: Давайте я скажу, что мне кажется самым важным из нашей сегодняшней встречи.

0: ...

Даю свою сборку из важных моментов сессии.

Такое завершение лучше, чем то, при котором мы вообще это не обсудим. Клиент мог бы уйти с этим ощущением неудовлетворенности, а так оно было озвучено и я дал свое видение того, что было важным.



Павел Корниенко, Telegram-канал, VK, FB