TX ОФП. Основы феноменологической психотерапии

Материал из Лаборатория психотерапии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Павел Корниенко, v1-1120 от 18.09.2018 — Мастерская современной психодрамы, Москва

Мне кажется, что содержание этого текста устарело. То есть оно уже не соответствует моим текущим представлениям о заявленной теме. Может быть, в будущем у этого текста будет новая версия.

Содержание


Я тот же, но теперь поступаю и чувствую себя по-другому…
(скомпилированное из фраз клиентов)

1 A. Об обучении психотерапии и этом пособии

Несколько слов о работе психотерапевта

Работа феноменологически ориентированного психотерапевта — это деятельность, которую невозможно делать хорошо, действуя по заготовленному алгоритму. Психотерапевт в процессе своей работы «пропускает через себя» большой объем слов клиента, собственных наблюдений и эмоциональных впечатлений о нем — и на основе всего этого выбирает то, что будет делать. Этот объем «информации для анализа» по определению больше, чем может поместиться в сознание, и для его обработки необходима скорость значительно большая, чем скорость формальной логики. Из этого для нас следует важный вывод: психотерапевт работает не логикой, а «душой» — некоторым особым натренированным «наитием», которое, в отличие от логики, способно эффективно обработать такой объем «информации».

Как учиться психотерапии?

Из вышесказанного есть следствия для обучения. Т.к. нас больше интересует «развитие наития», а не «освоение логики», то нам важно и в процессе обучения больше опираться на переживания и впечатления, чем на схемы, идеи или мысли. Например, нам обычно бесполезно стараться что-то запомнить или заучить. Но наоборот, очень полезно:

  • Пробовать разные психотерапевтические приемы на себе, выступая клиентом. А после этого пробовать своими словами описывать, как и почему сработало то, что сработало. А что не сработало не притягивать «за уши», а просто забыть.
  • Пробовать, выступая терапевтом, повторить с клиентом то, что было в начале прочувствовано на себе. И после этого пробовать своими словами описывать, что сработало, радоваться этому, запоминать, всем рассказывать и размышлять о том, что можно было бы сделать лучше.

Думать своей головой и делать только то, что понятно

В процессе обучения мы что-то понимаем хорошо, а что-то не понимаем — и это нормально. Будет правильным всегда пробовать делать только то, что вам в полной мере понятно. Нет ничего страшного, если вы будете останавливаться, думать и обращаться за помощью, но старайтесь никогда не действовать механически, а делать только то, что вы понимаете.

Соглашение о названиях

В этом тексте, по крайней мере в его первой версии, слова: психолог, психотерапевт, терапевт — употребляются как синонимы и обозначают специалиста с психологическим или медицинским образованием, обученного практической работе с людьми в краткосрочном и долгосрочном формате.

Я также употребляю как синонимы слова (синонимы те, что в одной строке):

  • чувства, переживания;
  • агрессия, раздражение;

Условные обозначения и комментарии к упражнениям

Несмотря на то, что инструкции для упражнений приведены непосредственно в тексте пособия, мне кажется выполнять их полезнее после объяснения упражнения на семинаре. Дело в том, что многие небольшие детали при всем желании плохо передаются печатным текстом.

Подчеркиванием в описании упражнений я буду выделять основные реплики, которые нужно обязательно произносить, без них упражнение не будет соответствовать своей цели. Можно сказать, что все остальное в инструкциях к упражнениям носит рекомендательный характер.

Если в самом упражнении не сказано иного, это значит, что упражнение рассчитано примерно на 7 минут в одну сторону.

Условные обозначения

  • «0: …» — реплика терапевта/директора; «1: …» — реплика клиента/протагониста
  • «%2» — упражнение, выполняемое в паре

2 B. Взаимодействие с переживаниями клиента

Можно сказать, что психотерапия часто оказывается полезной за счет того,
что она помогает людям прожить те переживания, которые человек самостоятельно прожить не может.

Одно из самых старых определений психологической психотерапии таково: психотерапия — это «лечение разговором». Конечно, за сто с лишним лет развития психотерапии мы научились использовать «для лечения» уже не только разговор, но именно он по-прежнему остается главным каналом взаимодействия с клиентом, через который мы реализуем большинство наших психотерапевтических средств. С некоторой долей условности, можно сказать, что психотерапевтический разговор является продолжением развития обычного разговора, в котором появляются некоторые особенные черты, и главной из них является — внимание к переживаниям клиента.

В психотерапевтической беседе особое внимание уделяется переживаниям клиента, и этот разговор специально устроен так, чтобы в нем проявлялись переживания, которые не проявлялись до этого.

Не трудно заметить, что по этому критерию большинство социальных и бытовых разговоров устроено совершенно иначе. Например, во многих обычных разговорах участники вообще не интересуются переживаниями других. И естественно, в большинстве разговоров люди не погружаются в свои переживания настолько, насколько это происходит в специализированных разговорах с психотерапевтом.

При этом не всякий разговор о переживаниях полезен в психотерапевтической работе. В большинстве случаев терапевтический разговор и не должен быть разговором «о переживаниях», а должен быть «непосредственным переживанием их». То есть чаще всего полезно не аналитически говорить о переживаниях, а их прямо и непосредственно переживать.

Такие действия психотерапевта, направленные на проявление переживаний клиента и их непосредственное переживание, я буду далее называть — разворачиванием переживаний.

2.1 Почему разворачивание переживаний так важно для психотерапии?

Разворачивание переживаний является необходимым условием эффективной психологической работы. Есть по крайней мере две очень простые причины, почему это необходимо:

  • Большинство клиентских проблем и становится «проблемами для клиента» как раз из-за присутствия в них эмоциональных конфликтов. В этом смысле очевидно, что чтобы понять «проблему клиента», надо исследовать его переживания и эмоциональные конфликты.
  • Разворачивание переживаний, связанных с проблемой клиента, увеличивает на сессии его переживания субъективного дискомфорта от этой проблемы и тем самым дает мотивацию для активной психологической работы.

И если с первой причиной, я надеюсь, все более-менее ясно, то о второй я напишу чуть более подробно:

Для того чтобы у клиента происходили какие-то изменения в результате психотерапии, клиенту необходимо не только на терапию прийти, но и активно на ней «работать». Причем такая работа требуется от клиента как во время терапевтических сессий, так и после них — непосредственно в жизни. Именно поэтому эффективность психотерапевтической работы очень сильно возрастает, когда клиент испытывает сильный дискомфорт от волнующих его проблем, т.к. именно этот дискомфорт и выступает естественным мотивом для активной психотерапевтической работы. И поэтому работать с клиентами важно о темах, где у клиента что-то «болит», где он чувствует «дискомфорт», т.к. именно в таких темах у клиента есть мотив к «работе» и изменениям.

А хорошая новость в том, что в подавляющем большинстве случаев, если человек все-таки заявляет некую тему, то где-то есть и волнующий его «дискомфорт» с нею связанный. И чтобы активировать процесс «работы над изменениями» у клиента, нам надо точку этого дискомфорта найти — т.е. разворачивать наиболее сложные переживания в предложенной теме.

2.2 Как разворачивать переживания клиента?

Что же такого делает психотерапевт, чтобы в психотерапевтическом разговоре проявлялись переживания клиента? Далее я опишу основные действия, которые может делать психотерапевт, направленные на это.

2.2.1 Поддерживать важность всех переживаний

На протяжении всей работы психологу необходимо все время давать клиенту чувствовать, что все его переживания важны для психологической работы, даже самые «странные, глупые, неадекватные и нелепые». Т.е. для психолога, когда он работает, в принципе не должно существовать странных, глупых, неадекватных и нелепых переживаний клиента — любое переживание клиента должно быть услышано и воспринято. И очень часто психологическую работу приходится начинать с того, что психотерапевт поддерживает право клиента переживать все то, что он переживает — дает ему ощущение, что его чувства «имеют право быть». А на любую реплику клиента в духе «у меня есть глупое переживание» нужен моментальный поддерживающий ответ:

  • 0: Переживание не может быть глупым, оно такое, какое есть. И если оно есть, про него важно говорить.

2.2.2 Присоединяться и разделять переживания клиента

Когда нам важны переживания другого человека, мы автоматически присоединяемся к ним. Например, грустим вместе с человеком, которому грустно, или боимся вместе с тем, кому страшно. Психологу необходимо вовлекаться в переживания клиента и быть присоединенным к его переживаниям, т.к. только в такой среде большинство людей могут о своих переживаниях говорить. Такая «эмоциональная отзывчивость» психолога дает клиентам ощущение «разделенности» их переживаний, и поддерживает их разворачивание и углубление. Внешне это может проявляться, например, так:

  • небольшое телесное отзеркаливание переживаний клиента;
  • повторение последних слов клиента, повторяя его интонацию, громкость и скорость речи;
  • подтверждение словами «да», «ага» тех моментов, когда клиент начинает говорить эмоционально.

В процессе обучения полезно обратить внимание на то, присоединяетесь ли вы к переживаниям клиента, и может быть, даже осознано попробовать делать это сильнее. Но естественно, в непосредственной работе психолога все это происходит уже автоматически, как естественные проявления «эмоциональной отзывчивости» психотерапевта.

2.2.3 Расспрашивать о переживаниях

Естественно, клиента про переживания можно и нужно расспрашивать. Здесь хочется отметить две детали:

  • Вопросы о переживаниях не должны звучать безэмоционально или жестко, иначе они дают противоположный эффект. Представьте себе заданный ледяным и жестким голосом вопрос: «какие переживания у тебя появились в тот момент?» — и вы поймете его абсурдность.
  • Обобщенный вопрос «что ты чувствуешь?» чаще вреден для нашей задачи, чем полезен. Этот вопрос зачастую только дезориентирует клиента, вместо того, чтобы помогать ему. Более подробному обсуждению этого вопроса «что ты чувствуешь?» будет посвящен отдельный параграф этой главы.

Расспрашивать клиента о его переживаниях можно, например, вот такими вопросами:

  • 0: Какое переживание у тебя появилось в тот момент?
  • 0: Опиши это переживание подробнее. В какой момент оно появилось?
  • 0: Что тебе захотелось сделать или сказать в тот момент, когда появилось это переживание?
  • Ну и естественно весь спектр вопросов на уточнение и разворачивание, например:
    • Испугался? => Чего? => Что хотелось сделать? => Покажи телесно.
    • Разозлился? => На что? => Что хотелось сделать/сказать? => Как бы это могло бы быть?
    • Обрадовался? => Чему? => Как это переживалось? => Покажи телесно.

2.2.4 Расспрашивать о событиях, вызвавших переживания

Переживания у людей возникают не на пустом месте, а в результате того, что клиенты попадают в разные ситуации. Если нам удается правильно определить ситуацию, вызвавшую сильные переживания клиента, то дальше нам уже достаточно просто расспрашивать клиента о ней, чтобы все переживания клиента проявлялись сами. Расспрос о ситуации может выглядеть, например, так:

  • 0: Что там произошло? С чего все началось? А что потом?
  • 0: Что он сказал? А как он это сказал? Что произошло с тобой? А что ты ответил? А как ты это сказал?
  • 0: В какой момент этого события у тебя возникло больше всего переживаний?

2.2.5 Резюме. Обучение разворачиванию переживаний клиента

В этом пособии много упражнений будет посвящено обучению разворачиванию переживаний клиента. В каком-то смысле всю психотерапию можно назвать «умением разворачивать переживания клиента». Во избежание избыточных повторений, я не буду предлагать вам много упражнений на разворачивание переживаний прямо сейчас, т.к. они еще встретятся в рамках более узких тем. Но все-таки, в завершение этого параграфа, я хочу предложить вам одно упражнение, на котором можно попробовать:

  • присоединяться и разделять переживания клиента;
  • расспрашивать клиента о его переживаниях, с помощью простого, но вполне работающего способа.

2.2.6 Упражнение B1. %2 Разворачивание переживаний через указание на слово в речи

  • Клиент выбирает для рассказа любой предмет, который ему нравится: елочная игрушка из детства, детская игрушка и т.д.
  • Терапевт, в начале:
    • Просит человека попробовать описать ему, что его привлекает в этом предмете, что ему нравится.
    • Стремиться стать «эмоционально отзывчивым», присоединяться и разделять переживания клиента.
  • Терапевт, основная задача:
    • Вслушиваясь в речь человека, терапевт выбирает из каждой второй реплики одно слово, за которым, как ему кажется, скрывается некоторый важный для человека эмоциональный опыт. Это место в речи может восприниматься терапевтом как:
      • эмоциональное;
      • смущенное;
      • трогательное;
      • тревожащее;
    • Выбрав такое слово, терапевт строит реплику следующим образом:
      • 0: Скажи немного больше про «[слово]».
    • Дополнительные варианты для разнообразия:
      • 0: Попробуй прислушаться к своему переживанию, когда произносишь «[слово]».
      • 0: Попробуй прислушаться к своему переживанию, лежащему за словами «[слова]».
  • Завершение (выделите на него минуту в конце)
    • 0: Что было для тебя интересным в нашем разговоре?

2.3 Два режима работы с переживаниями

Поддерживать переживания клиента в разные моменты нужно по-разному. Когда переживания клиента становятся сильными, от психотерапевта требуется устойчивость, смелость и активность. Но в моменты, когда переживания клиента «спрятались как улитка в домике», от психотерапевта требуется стать очень деликатным, ненавязчивым и поддерживающим самые маленькие проявления переживаний, чтобы «выманить» их на поверхность.

Это отличие в работе с переживаниями хорошо иллюстрирует сравнение с разведением огня. Когда мы разводим огонь, вначале нам важно никак не потушить маленькое пламя — мы задерживаем дыхание, очень аккуратно подкладываем бумагу и даем ему разгореться. Но когда пламя уже разгорелось, нам нужны уже значительно более решительные действия, чтобы на огонь хоть как-то воздействовать. И когда уже нет риска потушить пламя, мы можем активно использовать его в соответствии со своими целями.

Примерно так же устроена и наша работа с переживаниями клиента. Для эффективной работы психотерапевту нужно уметь быть по меньшей мере в двух режимах работы с переживаниями:

  • Режим обнаружения переживаний / «Выманивания спрятавшихся переживаний».
  • Режим активного взаимодействия с переживаниями / «Движения навстречу переживаниям».

Практика показывает, что начинающие практику студенты чаще всего находятся или в одном, или в другом режиме, в то время как для полноценной работы нужны они оба, включаемые в нужной последовательности. Классические ошибки выбора не того режима выглядят так:

  • Когда клиент приходит к психотерапевту, в первые несколько минут он не переживает ничего очень ярко. Более того, в эти первые несколько минут многим клиентам зачастую сложно опознать, что с ними происходит и что им важно. И если в такой момент психотерапевт задаст ему излишне настойчивый вопрос в духе: «что ты хочешь на сегодняшней встрече?» или «что ты чувствуешь?» — то такие вопросы могут только дезориентировать клиента. Но если психотерапевт даст клиенту время, не будет его торопить, и попросит, например, начать просто произносить вслух то, что приходит ему в голову, то через несколько минут у клиента активируется эмоциональная сфера, и прямые вопросы уже станут доступными для него.
  • Когда клиент находится в сильных переживаниях, мы зачастую можем увидеть прямо противоположную картину — начинающий психотерапевт напуган, сверх аккуратен и находится скорее в ожидании, когда сильные переживания пройдут. В то время, как это и есть тот самый момент, когда возможно сделать главную психотерапевтическую работу — если добавить к деликатности психотерапевта еще устойчивость и смелость.

2.3.1 Режим обнаружения переживаний / «Выманивания спрятавшихся переживаний»

Этот режим работы бывает нужен во многих случаях, но наиболее частые из них таковы:

  • Клиент приходит на встречу с психотерапевтом без актуального переживания или готовой темы для работы.
  • Клиент приходит на встречу с психотерапевтом с четкой темой, но сформулированной давно. И на данный момент тема лишена самого главного — актуального «живого» переживания. Т.е. какое-то время назад тема была заряженной, но ко времени сессии «перегорела» или была вытеснена более «горячими» темами.

Технически режим обнаружения переживаний выглядит так. Чаще всего, в начале, психотерапевту важно немного приостановить и успокоить клиента, чтобы он взял себе время «побыть в пустоте», без необходимости что-то быстро отвечать.

  • 0: Не спеши. Возьми себе время. Дай себе прийти в себя.

После этого психотерапевт может предложить клиенту легкое задание, не требующее напряжения и не сбивающее собственное состояние клиента, например:

  • 0: Попробуй просто начать говорить вслух то, что приходит тебе в голову.
  • 0: Попробуй поназывать мысли, которые непроизвольно крутятся в голове.
  • 0: Попробуй поперечислять разные темы, про которые ты думал сегодня.

После этого психотерапевт дает клиенту время и стремится «не сбить» его переживания преждевременными вопросами. А когда клиент разговорится, и его эмоциональность достаточно включится, они смогут переходить к следующему этапу работы.

Найти актуальные и живые переживания клиента важно потому, что без них не приходится рассчитывать на возникновение собственной познавательной активности клиента, так и собственного желания изменений. К сожалению, работая над темами, неактуальными в момент сессии, клиенты часто сами для себя снижают потенциальную полезность психотерапии.

2.3.2 Режим активного взаимодействия с переживаниями / «Движения навстречу переживаниям»

Но все-таки, основной режим работы психотерапевта — это режим активного взаимодействия с переживаниями. Как только эмоциональная сфера клиента достаточно активировалась и «разгорелась» (из метафоры с пламенем), в большинстве случаев от терапевта требуется активная работа по разворачиванию и исследованию переживаний клиента, и помощь ему в их проживании. От терапевта требуется аккуратно, но целенаправленно продвигаться вместе с клиентом к наиболее сложным местам и по направлению к наиболее сильным переживаниям.

В моем опыте работы супервизором наиболее частая проблема, из-за которой у начинающих психотерапевтов не получалось делать учебные сессии полезными, — это избегание в работе с клиентом наиболее эмоционально-сложных мест. Это выглядит так, как будто начинающие психотерапевты опасаются вызвать у клиента слишком много переживаний и мастерски обходят все сложные места. И все бы было хорошо, если бы не тот факт, что психотерапевтическим эффектом как раз обладает соприкосновение с наиболее сложными переживаниями, а психотерапевт зачастую и нужен, чтобы помочь клиенту это сделать достаточно аккуратно и безопасно. Все вышесказанное не про то, что психотерапевт должен быть грубым и бестактным — наоборот, от психотерапевта требуется много чуткости и аккуратности, чтобы поговорить с клиентом про наиболее сложное и пугающее, но так, чтобы при этом не вызвать у клиента аффекта или неконтролируемой эмоциональной реакции, в которых действительно нет ничего полезного. Поэтому в нашей работе нам надо соединить в единое целое:

  • аккуратность, деликатность, внимание к состоянию клиента;
  • смелость, направленность на поиск сильных переживаний и готовность с ними встречаться.

Я приведу несколько вопросов психотерапевта, которые соответствуют этому режиму работы с переживаниями, сравните их с ненавязчивой стилистикой предыдущего режима:

  • 0: Что в этой теме для тебя наиболее сложно и неприятно?
  • 0: Что в этой теме вызывает у тебя больше всего опасений/раздражения/переживаний?
  • 0: Удается ли тебе сейчас рассказывать про то, что больше всего тебя волнует?

Очевидно, что вопросы этого типа требуют от психотерапевта хорошего сочетания смелости с деликатностью. Задавая их, психотерапевт как бы сообщает клиенту, что готов встречаться и выдерживать любые по силе переживания клиента — и рядом с таким психотерапевтом клиенту становится менее страшно встречаться с сильными переживаниями самому.

2.3.3 Резюме по двум режимам работы с переживаниями

Обратите внимание еще раз, что режим активного взаимодействия с переживаниями совсем не похож на режим обнаружения переживаний — но для работы нам нужны они оба в разные моменты времени. Если сказать упрощенно, то режим обнаружения переживаний нам чаще всего нужен в начале сессии, а режим активного взаимодействия с переживаниями — все остальное время работы.

Далее, для повышения эффективности обучения я объединю в одном упражнении две учебные задачи. Я предлагаю вам потренировать навык обнаружения переживаний клиента на примере наиболее типовой задачи — помощи клиенту находить актуальную тему в начале сессии.

2.3.4 Упражнение B2. %2 Помощь клиенту в обнаружении его актуальных переживаний

  • Идея упражнения:
    • Помочь клиенту обнаружить свои актуальные переживания, давая ему время и предлагая ему очень легкие вопросы. То же самое можно сказать словами: дать клиенту побыть некоторое время в контакте со своей «пустотой», «не спугнуть пустоту», а дать ему ее послушать и посмотреть, какие темы из нее будут появляться.
  • Терапевт, вначале, предлагает клиенту:
    • 0: Не спеши, в этом упражнении особенно важно не спешить. Можешь попробовать поназывать вслух разные интересующие или волнующие тебя темы, которые потенциально могут оказаться важными или интересными для тебя сегодня. Попробуй не выбирать сразу какую-то одну тему, а немного поговорить о разных.
    • Если нужно, то перед первым вопросом можно предложить:
      • 0: Или возьми себе паузу и просто начни произносить вслух то, что начинает приходить в голову — и, может, тогда постепенно будет становиться яснее, про что тебе интересно сейчас.
  • Терапевт, в процессе:
    • 0: Скажи чуть больше про эту тему.
    • 0: Скажи больше о своих переживаниях про эту тему.
    • 0: Есть ли еще какие-то интересные тебе темы, мысли или переживания?
    • Если вдруг клиент сфокусирован на одной теме и совсем не переходит в другие, то можно попробовать «расширить обзор» по-другому:
      • 0: Какие тебе видятся подтемы внутри этой темы?
    • Терапевту важно расспрашивать не на углубление каждой темы, а на расширение количества тем, чтобы клиент поговорил про разные свои темы, прежде чем выбрать какую-то одну.
  • Завершение (выделите на эти вопросы 1,5 минуты в конце)
    • 0: Слушай, а попробуй сам для себя ответить, какая из перечисленных тобой тем вызывает у тебя больше всего переживаний? (Обратите внимание, что этот вопрос уже принадлежит другому режиму терапевта — «движению навстречу переживаниям»).
    • 0: Если бы ты из всего перечисленного выбирал тему, которая сейчас для тебя наиболее важна, что бы ты выбрал?
  • Обсуждение (еще 1 минута в конце):
    • Клиент пробует описать, как ему было в упражнении, как на него воздействовали расспросы терапевта в начале, и как на него воздействовал вопрос из группы «движения навстречу переживаниям» в конце.

Если это упражнение выполнять правильно, то 90% времени клиент с терапевтом будут находиться в режиме «обнаружения переживаний». Но в конце я предлагаю терапевту задать один, и только один вопрос из режима «движения навстречу переживаниям». Этого должно быть достаточно, чтобы почувствовать отличие между режимами.

2.4 Обучение прислушиваться к себе

В некоторых ситуациях и для некоторых людей обнаружить и опознать в себе переживания является затруднительным. И бывает недостаточно, чтобы терапевт просто перешел в режим обнаружения переживаний. Иногда клиентам нужна более подробная инструкция, что им надо делать, чтобы понять, что они переживают, и свои переживания опознать.

Чтобы в такой ситуации помочь клиенту опознать его переживание, психотерапевту надо не просто спросить о переживании, а дать клиенту подробную инструкцию, выполнив которую, клиент сможет понять, что он чувствует. Вот примеры таких инструкций:

  • 0: Вернись, пожалуйста, мысленно в тот момент, когда это произошло. Вспомни момент, когда ты это увидел. Что первое тебе захотелось сделать в этот момент? Какое первое движение возникло в теле в первый момент?
  • 0: Вернись, пожалуйста, мысленно в тот момент, когда это произошло. Вспомни, как он говорил это тебе. Что первое захотелось твоей душе тогда? Что первое приходящее на ум тебе захотелось сказать тогда?
  • 0: Мысленно посмотри на ту ситуацию. Расскажи немного больше про свои переживания, которые у тебя начинают появляться, когда ты начинаешь про нее думать и ее мысленно рассматривать.
  • 0: Скажи немного больше про эту загадочность. Не спеши, попробуй как-то выразить это ощущение другими словами, сколь угодно странными.
  • Или универсальное, хотя и довольно обобщенное:
    • 0: Не спеши. Возьми себе время. Попробуй вслушаться в это переживание. О чем оно пытается сказать тебе?

Вы можете обратить внимание, что все приведенные выше примеры предлагают человеку:

  1. Замедлиться.
  2. Воссоздать некоторую картину в своем воображении (напр. вернуться в прошлое).
  3. Начать «прислушиваться» к происходящему в душе и теле тем или иным способом.

У многих людей в жизни не было опыта, чтобы кто-то в принципе был внимателен к их переживаниям, считал их переживания важными, и предлагал им не спешить и выразить их словами. Поэтому, когда это делает психотерапевт, одно это может оказаться новым и важным опытом для человека. Более того, есть даже смысл в процессе психотерапии делать это похожим способом и одинаковыми словами. Чем более одинаковыми словами мы будем предлагать клиенту замедлиться и прислушаться к себе, тем больше вероятность, что он освоит это как алгоритм и научится сам делать это в обычной жизни.

В приведенном ниже упражнении можно попробовать на себе воздействие такой инструкции. Для упражнения я выбрал очень обобщенную, но универсальную инструкцию.

2.4.1 Упражнение B3. %2 Обучение клиента прислушиваться к своим переживаниям

  • Клиент выбирает неясное текущее переживание или неясное переживание в некоторой ситуации
  • Терапевт, в процессе:
    • Слушает и, если нужно, чуть-чуть помогает клиенту рассказывать, например, с помощью реплик:
      • 0: Попробуй рассказать больше об этом переживании.
      • 0: Попробуй описать, что тебе хотелось бы понять про это?
  • Терапевт, основная задача:
    • Будет хорошо, если терапевт за время разговора не менее трех раз даст клиенту инструкцию прислушаться к себе, желательно максимально одинаковыми словами:
      • 0: Не спеши. Возьми себе время. Попробуй вслушаться в это переживание. О чем оно пытается сказать тебе?
  • Завершение (выделите на него минуту в конце)
    • 0: Что оказалось для тебя интересным в нашем разговоре?

2.5 Почему плохо работает вопрос «Что ты чувствуешь?»

Илл. Вопрос «Что ты чувствуешь?» в действии. (иллюстрация из заметок на эту тему)

Этот широко известный психологический вопрос часто работает не так хорошо, как нам хотелось бы. Часто бывает, что он не только не помогает, а наоборот мешает клиенту и психотерапевтическому процессу. Вот что в этом вопросе может быть плохого:

  • Он требует от клиента ответа, которого у клиента может еще не быть — и тем самым дезориентирует его.
  • Он может сбивать клиента с важной для него мысли или с важного переживания.
  • Он подталкивает клиента к «обобщению многих переживаний в одно чувство» — а это почти всегда вредно.
  • Он не объясняет человеку, как ему понять, что именно он переживает — многие это не умеют делать.

Кроме этого, этот вопрос ясно не обозначает, имеется ли в виду:

  • а) переживание в конкретный момент какой-то ситуации;
  • б) переживание в момент рассказа о ситуации;
  • в) смутные общие переживания сейчас;
  • г) переживания во взаимодействии с терапевтом;
  • или что-то другое.

И в этом смысле в лучшем случае он дает непредсказуемый ответ, а в худшем — дезориентацию клиента или вредное «обобщение многих переживаний в одно».

Мы не дадим сейчас решения для всех перечисленных выше проблем вопроса «что ты чувствуешь?». Но есть два простых принципа, которые решают большинство проблем, и с которых мы начнем:

  • Вопрос терапевта должен учитывать актуальное состояние и возможности клиента.
  • Вопрос о переживании должен указывать на конкретный момент и на конкретную сферу. Например:
    • 0: Скажи что-то про свое переживание…
      • …возникающее, когда ты оказываешься в том месте.
      • …возникающее, когда ты вспоминаешь об этом человеке.
      • …возникающее, когда ты думаешь об этой теме.
      • …возникающее, когда я задал тебе предыдущий вопрос.

2.6 Переживания должны быть рассказаны другому человеку

Само присутствие другого человека существенно влияет на качество проявлений переживаний клиента. Такое присутствие обостряет эмоциональные следы социальной травматизации, и создает экспериментальную площадку для нового эмоционального опыта.

В предыдущей фразе в очень сжатом виде прозвучали две важные идеи. Раскрою их подробнее:

  • Большинство переживаний не случайно обладают внешней экспрессией, например, мимическими проявлениями. Наши предки жили группами, и хорошее понимание переживаний друг друга было необходимо для эффективной групповой жизни. Таким образом, у переживаний, кроме функционала по регуляции поведения, есть и врожденные коммуникативные функции.
  • С другой стороны, большая часть нашего эмоционального багажа появилась у нас «благодаря» разному по своей «удачности» взаимодействию с людьми. И если, например, у клиента есть какая-то сильная социальная травматизация, то ее следы, скорее всего, проявятся и во взаимодействии с терапевтом — и благодаря этому будут диагностированы.

Из этого есть несколько следствий интересных для нас:

  • Из-за этой социальности эмоций наличие другого человека рядом с переживающим оказывает существенное влияние на выраженность проявления большинства переживаний.
  • Часть переживаний переживаются лучше и полнее в присутствии другого и при рассказе другому.
  • А часть переживаний в присутствии другого переживаются как раз сложнее. Но это крайне полезно для диагностики и понимания сложностей клиента. И именно в этих случаях бывает так, что сложные переживания достаточно только рассказать другому человеку, чтобы они потеряли актуальность и «отпустили».
  • Переживающий человек часто нуждается в определенном отклике от другого человека на свой рассказ. Например, в отклике, демонстрирующем понимание, теплое отношение, присоединение к переживаниям и т.д.. Хотя переживающий человек сам не всегда это понимает. И без этого отклика не происходит хорошего завершения и «разрядки переживания».

И, собственно, вышесказанного уже достаточно, чтобы рекомендовать большинству людей в большинстве ситуаций переживать свои сложности не в одиночестве, а рядом с кем-то другим. А если этот кто-то будет еще «специально обученным», то вообще хорошо.

3 C. Взаимодействие с сознательной активностью клиента

Можно сказать, что психотерапия часто оказывается полезной за счет того, что на ней люди задумываются над вопросами, о которых раньше не получалось обстоятельно подумать.
Психолог – это не тот, кто знает ответы на вопросы, а тот, кто знает, как их искать.
Дмитрий Леонтьев

3.1 Активность клиента

Когда клиент обращается к терапевту, он зачастую не знает, что ему делать на консультации, чтобы это принесло ему пользу. В этой неопределенной ситуации клиенты начинают опираться на известные им стереотипы. Например, начинают делать что-то похожее на то, что делают у врачей — жаловаться, рассказывать о своих проблемах и надеяться на лечение. Или, опираясь на фильмы о психоаналитиках, —начинают рассказывать о своем прошлом, в расчете, что это как-то поможет. По этим примерам хорошо видно, что тут дело не в том, что с клиентами что-то «не в порядке», а в том, что клиенты просто не знают, что делать на сессии. Поэтому важно, чтобы терапевт научил клиента, что ему надо делать на сессиях, чтобы получать от психотерапии необходимую пользу. Тому, чему полезно научить клиентов, можно посвятить целую главу, сейчас же мы остановимся на одной из основных идей — психотерапия, это совместная деятельность клиента и психотерапевта.

Основная работа клиента на психотерапевтических сессиях — исследовать самого себя и ситуации своей жизни. Терапевту важно построить свое взаимодействие с клиентом так, чтобы, с одной стороны, помочь клиенту стать активным исследователем самого себя, а с другой — помогать ему это делать. Из этого уже ясно следует определение основной работы терапевта — «вдохновлять» клиента исследовать самого себя и ситуации своей жизни и помогать ему в этом.

Активность клиента в стремлении понять себя и свои сложности важна на протяжении всей психотерапии. И одна из базовых задач терапевта — обучать этому клиента и постоянно поддерживать эту активность в нем. А обучение этому, в свою очередь, — достаточно кропотливый и долгий процесс. Тут хорошо подчеркнуть это метафорой: когда ребенок учится писать, взрослому недостаточно теоретически объяснить ребенку, как это делается… Когда маленький человек учится чему-то новому для себя, часто необходимо сидеть с ним рядом, помогать, предлагать ему прописи, поддерживать и хвалить за успехи. Также и с активностью клиента: обучаться быть активным исследователем самого себя — иногда долгий и кропотливый процесс.

Если это получается, и клиент сам становится исследователем самого себя, а терапевт только помогает ему — это решает множество проблем. Например, клиент не рискует попасть в зависимость от терапевта, а лишь развивает уверенность в собственных силах. Или, например, такое распределение ролей минимизирует вероятность появления сопротивления и многое другое.

3.1.1 Как поддерживать собственную активность клиента?

Помогать клиенту быть активным соучастником терапевтического процесса можно многими средствами, например:

  • Спрашивать клиента о том, куда он хочет двигаться в психотерапии, в разумной степени разделяя с ним ответственность за поддержание движения именно в эту сторону.
  • Обсуждать с клиентом стратегии психотерапевтической работы и гипотезы психотерапевта. Обсуждая с клиентом это, терапевт делает его более равноправным участником психотерапевтического процесса.
  • Задавая клиенту вопросы, которые стимулируют его собственную сознательную активность по отношению к самому себе.

И как не трудно догадаться — если не предпринимать действий, направленных на более активное включение клиента в психотерапевтический процесс, то одно это уже может подавлять его собственную активность.

Далее в упражнении можно попробовать «надеть роль психотерапевта» и потренироваться задавать вопросы, которые стимулируют собственную сознательную активность клиента по отношению к самому себе.

3.1.2 Упражнение C1. %2 Проба роли «вдохновляющего на самоисследование»

  • Идея упражнения: терапевт пробует побыть в роли «внимательного помощника в собственном самоисследовании клиента»
    • (Чтобы было еще ярче, сравните нужную роль, например, с ролью «психолога-эксперта, решающего проблемы клиента»)
  • Терапевт, примеривается к «роли терапевта» и предлагает клиенту:
    • 0: Я здесь, чтобы помогать тебе лучше понимать самого себя и вдохновлять тебя на это. И ты можешь выбрать ситуацию, мысль, переживание, текущее состояние или проблему, про которую тебе было бы интересно сейчас понять больше, и я готов помогать тебе в этом процессе.
    • Если нужно, то перед первым вопросом можно предложить:
      • 0: Не спеши, попробуй выбрать, что для тебя важно сейчас. Или, возьми себе паузу и просто начни произносить вслух то, что начинает приходить в голову — и может, тогда постепенно будет становиться яснее, про что тебе интересно сейчас.
  • Терапевт, оставаясь в «роли терапевта» помогает клиенту, активизируя его активность:
    • 0: Что тебе интересно понять про это?
    • 0: Про что тебе интересно больше понять?
    • 0: Почему это для тебя важно?
    • 0: А может быть, прямо сейчас тебе удается что-то больше про себя понять?
    • Если вдруг терапевт не будет знать, как поддержать разговор, он всегда может попросить клиента «рассказать больше» про последнюю тему.
  • Завершение (выделите на него 1,5 минуты в конце)
    • 0: Удавалось ли тебе чувствовать самого себя исследователем своих сложностей?
    • 0: Что для тебя оказалось интересным в этом разговоре?

3.1.3 «Магия вопроса»

Любой заданный вопрос в каком-то смысле уже стимулирует активность клиента — стимулирует его начать думать. Особенно, если вопрос задан «уважаемым человеком». А человек, к которому клиент сам обратился за помощью, становится «уважаемым» уже только из-за этого. Далеко не всегда вопросы психолога содержат в себе какую-то особую «гениальность по содержанию» — часто они просто стимулируют клиента чуть больше подумать об очевидном. А благодаря тому, что вопрос задан живым человеком, в живом разговоре, — клиенту может быть проще самому себе ответить на него до конца и удивиться тому, насколько на поверхности был искомый ответ. Вот несколько примеров вопросов, которые часто обладают таким эффектом — прочитайте их медленно, вдумайтесь в каждый из них и вы почувствуете их психотерапевтический потенциал:

  • 0: Не являются ли твои сегодняшние переживания следствиями того, что у тебя произошло что-то в жизни в последнее время?
  • 0: Если бы ты говорил [этому человеку] о своем переживании, как бы точно и целиком звучала твоя фраза?
  • 0: Что тревожит и гнетет тебя среди всех твоих сложностей больше всего?

Внимательный читатель заметит, что хорошие вопросы не только стимулируют активность клиента, но зачастую и усиливают его переживания. Необходимость ответить на вопрос, возникающая в коммуникации с терапевтом, часто помогает клиенту встретиться с переживаниями, которые он до этого удачно избегал. А сам вопрос и ситуация диалога становятся для него поддержкой и помощью в этом.

Но главный вывод таков: даже простые вопросы зачастую обладают психотерапевтическим эффектом, и важно не смущаться их задавать, чтобы стимулировать клиента думать, переживать, искать и находить ответы.

3.2 Совместность психотерапевтической работы

Кроме необходимости поддерживать активность клиента, психотерапевту необходимо следить еще и за совместностью их психотерапевтической работы. Совместность — это когда терапевт с клиентом двигаются в согласованном и нужном клиенту направлении. Технически совместность психотерапевтической работы достигается следующими средствами:

  • Психотерапевт открыто обсуждает с клиентом цели, задачи и направление психотерапевтической работы. И терапевт стремится помогать клиенту именно в том направлении, которое нужно клиенту.
  • Психотерапевт постоянно проверяет у клиента, в правильном ли направлении они движутся.
  • Психотерапевт вместе с клиентом рефлексируют сделанную работу и корректируют планы на будущее, если это требуется.
  • Если потребности клиента не совпадают с возможностями психотерапевта — психотерапевт и клиент открыто обсуждают это, пока не придут к соглашению или не решат окончить работу.

Если присмотритесь к перечисленным выше средствам поддержания совместности, вы можете заметить, что они похожи на средства поддержания активности клиента. Это, собственно говоря, и есть та причина, по которой активность клиента и совместность психотерапевтической работы поддерживаются зачастую одновременно. Но, несмотря на то, что активность клиента и совместность психотерапевтической работы поддерживаются зачастую одинаковыми вопросами — правильно будет их различать, иначе психотерапевт рискует потерять одно или другое.

3.3 Способы поддержания совместности и активности клиента

Классическими способами поддержания совместности психотерапевтической работы и активности клиента являются специальные вопросы, которые по совместительству задают структуру самой психотерапевтической сессии.

В начале психотерапевтической сессии принято узнать у клиента про то, какую тему он хочет обсудить сегодня. Как вы уже понимаете, это делается не только для совместности будущей работы, но и чтобы увеличить активность клиента. Вопрос о выборе темы может звучать так:

  • 0: Про какую тему тебе бы было важно поговорить, понять или что-то сделать сегодня?

Но, конечно, перед этим полезно сказать (см. предыдущую главу):

  • 0: Не спеши. Возьми себе немного времени, чтобы прислушаться к своему состоянию, и попробуй попроговаривать вслух свои мысли и темы, которые для тебя потенциально могут быть сегодня важны.

Причем, одного только вопроса про тему может быть совершенно не достаточно, чтобы клиент стал хоть немного активным участником терапевтического процесса. Клиент может назвать свою тему и сразу отдать все управление психотерапевту. В этом случае психотерапевту необходимо предпринимать уже специальные действия, направленные на более активное включение клиента в процесс их работы.

Во время психотерапевтической сессии время от времени психотерапевту полезно проверять в правильном ли направлении они двигаются с клиентом. Это можно делать хоть каждые 10 минут, если терапевт сомневается в совместном курсе или считает полезным поддерживать активность клиента. Вопросы, которым это можно сделать таковы:

  • 0: Хочу проверить, в нашем разговоре удается ли тебе что-то лучше про себя понимать?
  • 0: Говорим ли мы сейчас про то, про что тебе кажется полезным для тебя говорить?

Причем во время психотерапевтической сессии, полезно проверять не только курс совместной работы, но и то, удается ли клиенту и психотерапевту разговаривать о наиболее сложных переживаниях. Это можно сделать так:

  • 0: Удается ли нам говорить про наиболее сложное и важное, а не «ходить вокруг, да около»?

Завершая психотерапевтическую сессию, но когда еще есть 5-7 минут до окончания, полезно проверить совместность и поддержать активность клиента. Это может быть реализовано таким вопросом:

  • 0: Что интересного или важного было для тебя сегодня в нашей работе? Удалось ли тебе что-то лучше понять? Удалось ли нам сделать что-то полезное для тебя?

Проверить совместность и поддержать активность клиента до завершения сессии полезно по следующим причинам:

  • Если произошло расхождение в курсе, и клиент чувствует, что они с психотерапевтом говорили «не о том», то полезно обсудить это до окончания сессии. Во-первых, это дает психотерапевту возможность объяснить клиенту, почему он считает важным говорить именно об этом, и если это объяснение подойдет клиенту, то он может взять из сессии больше пользы, чем если бы этого обсуждения не произошло. Во-вторых, если произошло критическое расхождение, то его все равно полезно обсудить и 1) договориться, о чем говорить в следующий раз, и 2) как поступать, чтобы не попадать в такие ситуации. Такое обсуждение всегда лучше, чем если клиент будет чувствовать неудовлетворенность после сессии без возможности ее обсудить.
  • Когда психотерапевт спрашивает клиента про то, что ему удалось лучше понять — этот вопрос стимулирует клиента систематизировать и назвать словами результаты сегодняшней сессии. Такая активность клиента называется ассимиляцией и ей будет посвящен отдельный параграф дальше.

Важная деталь! Кроме всего описанного выше, постоянная проверка совместности дает еще один важный эффект — существенно уменьшает тревогу самого психолога про то, полезна ли его клиенту происходящая работа. Одного этого замечательного эффекта достаточно, чтобы не забывать постоянно делать вышеописанные действия.

Из примеров реплик, перечисленных выше, можно составить наглядный условный план поддержания совместности и активности в сессии.

3.3.1 Условный план поддержания совместности и активности в сессии

В начале: Обнаружение актуальных переживаний и выбор темы

  • 0: Не спеши. Возьми себе немного времени, чтобы прислушаться к своему состоянию, и попробуй попроговаривать вслух свои мысли и темы, которые для тебя потенциально могут быть сегодня важны.
  • 0: Про какую тему тебе бы было важно поговорить, понять или что-то сделать сегодня?

Проверка курса и поддержание активности

  • 0: Хочу проверить, в нашем разговоре удается ли нам говорить о том, что тебе важно?
  • 0: Хочу проверить, в нашем разговоре удается ли тебе что-то лучше про себя понимать?

Проверка полноты эмоциональной включенности

  • 0: Удается ли нам говорить про наиболее сложное и важное, а не «ходить вокруг, да около»?

В конце: Завершение и ассимиляция

  • 0: Что интересного или важного было для тебя сегодня в нашей работе? Удалось ли тебе что-то лучше понять? Удалось ли нам сделать что-то полезное для тебя?

3.3.2 Упражнение C2. %2 Тренировка проверки курса и эмоциональной включенности

  • Клиент выбирает небольшую интересную для себя тему, о которой он хочет поговорить 5-7 минут.
  • Терапевт:
    • если надо, включает «режим обнаружения переживаний» и помогает клиенту выбрать тему;
    • слушает, помогает клиенту рассказывать и стремится разворачивать его переживания.
  • Терапевт, основная задача:
    • Терапевту нужно за время разговора 4-5 раз проверить курс:
      • 0: Хочу проверить, в нашем разговоре удается ли нам говорить о том, что тебе важно?
    • Терапевту нужно за время разговора 1-2 раза проверить эмоциональную включенность:
      • 0: Удается ли нам говорить про наиболее сложное и важное, а не «ходить вокруг да около»?
    • Если терапевту сложно «перебить клиента» и найти момент, чтобы задать вопросы, то он может просто попросить в этом помощи у клиента — например, договорившись с ним заранее, что он иногда будет приостанавливать клиента и спрашивать то, что положено по заданию упражнения.
  • Завершение:
    • 0: Что для тебя оказалось интересным в этом разговоре?
  • Обсуждение (1 минута в конце):
    • Терапевт с клиентом обсуждают, как эти вопросы воздействовали на клиента и процесс разговора.

3.4 Ассимиляция

Ассимиляция — это особый процесс, когда клиент систематизирует, осмысляет и называет словами результаты проделанной психотерапевтической работы (обычно прошедшей сессии). Во время ассимиляции происходит своеобразное «присваивание» результатов произошедшей психологической работы. Необходимость такого этапа связана с тем, что большинство психотерапевтической работы происходит на уровне переживаний — а этап ассимиляции призван «закрепить» ее уже на уровне понимания.

Самым ярким примером, объясняющим, что такое ассимиляция и зачем она нужна, для меня является история про устаревшие представления о любимой еде. У каждого человека есть представления о том, какую еду он любит. И опираясь на эти представления, он даже порой делает свой выбор с пользу той или иной еды. Но практика показывает, что если предложить человеку подумать и повспоминать еду, которую он ел в недавнем времени — то может выясниться, что приносило удовольствие ему совсем не то, что он считает своей любимой едой. И если поговорить с ним про это еще немного, то может так оказаться, что в процессе этого разговора он изменит свои представления о любимой еде в соответствии с последними вкусовыми ощущениями. Внимание же здесь надо обратить на то, что без этого разговора его представления о любимой еде могут достаточно долго оставаться неактуальными и старыми. Так вот такой разговор, в котором эмоциональный и телесный опыт переходит в изменение представлений о себе и мире, называется ассимиляцией.

3.5 Особые действия в особых случаях

Иногда встречаются такие клиенты, которые перекладывают всю ответственность за психотерапевтическую работу на психотерапевта. Например, такой клиент может хотеть от психолога конкретного совета, что ему делать. С такими клиентами сложно работать, и полезно разными способами помогать им становиться более активными участниками психотерапии.

Одним из базовых средств, помогающих увеличивать активность и ответственность таких клиентов является тщательное обсуждение с ними их запросов и ожиданий от психотерапии. Такое обсуждение не является панацеей, но в процессе его психотерапевт может договориться с клиентом о реальных задачах и планах на психотерапевтическую работу. А само обсуждение уже, по сути, и является психотерапевтической работой для таких клиентов — оно помогает им стать более реалистичными и активными по отношению к своей психотерапии. Отсюда, кстати, становится понятно, что такого рода работа по предварительному контрактированию нужна не для всех клиентов, а только для тех, кто обладает слишком завышенными или нереалистичными запросами к психотерапии.

Второй классической проблемой является сам момент сессии, когда клиент спрашивает психотерапевта:

  • 1: Что мне делать в этой ситуации?

Множество начинающих психотерапевтов испытывают сложности в такие моменты, и их начинает «штормить» между желанием помочь клиенту и желанием сказать «я не знаю, это тебе самому решать». Понятно, что и тот и другой ответы не слишком удачные в этой ситуации. Причем и то и другое побуждение психотерапевта важное и точное:

  • Клиенты действительно обычно не произносят эту реплику без крайней необходимости. А когда уже произносят, обычно им важно не почувствовать себя брошенными с проблемой наедине.
  • И одновременно с этим, конечно, психолог не может знать, что клиенту делать — найти ответ на этот вопрос сможет только сам клиент, а психолог — хорошо, если сможет этому помочь.

И на самом деле хороший ответ существует, и он как раз сочетает в себе и возможность не бросить клиента одного и необходимость активировать собственную работу клиента. Этот ответ может быть, например, таков:

  • 0: Да, ситуация сложная. Давай думать об этом вместе!
  • 0: Да, давай думать об этом! Если бы это было просто, решение бы уже давно нашлось.

3.6 Что может сделать психотерапевт?

Как уже говорилось раньше, клиенты довольно часто не знают, какую пользу они могут получить от психотерапии. Собственные ожидания клиентов часто бывают довольно нереалистичными. Например, клиенты, которые опираются в своих представлениях на фильмы о психоаналитиках — считают, что должны рассказывать о своем детстве. А, например, клиенты, которые вообще не видели никаких примеров, чаще всего берут за основу модель взаимодействия с врачом, у них психолог становится тем, кому надо все рассказать, кто поставит диагноз и будет лечить, а, соответственно, клиенту надо будет «покорно лечиться». Общее в этих клиентских представлениях о психотерапии одно — клиенты не понимают, как психотерапия работает и почему она помогает. А в наших интересах, чтобы клиенты как раз очень хорошо понимали, как психотерапия работает — чем лучше они будут это понимать, тем лучше будут ей пользоваться как специальной «профессиональной услугой» на радость себе и терапевту.

Но самая большая опасность в том, что и терапевт, когда слушает жалобу клиента, не всегда сразу понимает, в чем именно он может клиенту помочь. И он может попасть в неприятную ситуацию — «согласиться» делать что-то для клиента, что сам не слишком хорошо понимает. А это естественно будет плохо сказываться на ясности их работы. Хорошо, чтобы терапевт ясно понимал, чем он помогает клиенту, и мог самому клиенту это очень просто и ясно объяснить — это полезно для обоих и для всей психотерапии.

Если попробовать назвать словами три наиболее простых вещи, которые терапевт может делать, а клиент может получить от психотерапии — они будут таковы:

  1. Клиент может получить изменения своего переживания в какой-то конкретной ситуации/ситуациях его жизни.
  2. Клиент может учиться изменять собственные действия в какой-то конкретной ситуации/ситуациях его жизни.
  3. Клиент может получить изменения актуальных переживаний, с которыми он пришел на консультацию (которые могут быть связаны с ситуациями недавней жизни клиента, а могут быть и не связаны)

В первом и втором случае клиент с терапевтом сфокусированы на конкретных ситуациях в жизни клиента, только в первом случае на изменении переживаний, а во втором на поиске новых вариантов действия. В третьем случае клиент с терапевтом сфокусированы на текущем переживании клиента, и его изменение и является целью и результатом.

В некоторых случаях терапевт может про эти «три скромные возможности» клиенту непосредственно рассказать. Это может дать клиенту то, что: 1) он не будет ждать от терапии волшебных изменений; 2) он сможет лучше понимать, чем она может быть ему полезна и изменять свои запросы под нее; 3) он будет иметь возможность выбора того варианта направления изменений, который ему ближе.

Но вне зависимости от того, рассказывает ли терапевт об этих «возможностях» клиенту или нет, внутри себя, терапевту, всегда будет полезно на них опираться. И на каждой сессии, для самого себя понимать, что именно из трех возможностей он сегодня делает для клиента. Примерить эту логику на себя можно в следующем упражнении.

3.6.1 Упражнение C3. %2 «Три (скромных) возможности терапевта»

  • Клиент минут 5 рассказывает про некоторую ситуацию, которая с ним произошла и вызвала у него переживания, а терапевт ненавязчиво его расспрашивает.
  • Терапевт задает клиенту по очереди три вопроса, и предлагает поразмышлять вслух над каждым в течение 2-3 минут:
  1. 0: Попробуй подумать, в этой теме было бы для тебя полезно попробовать изменить твои переживания в каких-то конкретных ситуациях?
    • (… размышления и ответ клиента)
    • 0: Если да, то в каких ситуациях? И как бы тебе хотелось, чтобы изменились твои переживания?
  2. 0: Попробуй подумать, в этой теме было бы для тебя полезно попробовать изменить твои действия в каких-то конкретных ситуациях?
    • (… размышления и ответ клиента)
    • 0: Если да, то в каких ситуациях? И как бы тебе хотелось, чтобы изменились твои действия?
  3. 0: Подумай, было бы для тебя хорошо и достаточно, чтобы твои текущие переживания про эту тему завершились?
    • (… размышления и ответ клиента)
    • 0: Если да, то как бы тебе хотелось, чтобы изменились твои переживания?
  • Терапевт задает клиенту вопрос, дает ему подумать и ответить:
    • 0: Какой из трех вариантов звучания твоей темы тебе наиболее подходит?
  • Завершение (выделите на эти вопросы 2 минуты в конце)
    • 0: Удалось ли тебе как-то лучше сфокусироваться в своей теме? Если да, то за счет чего?
    • 0: Что для тебя оказалось интересным в этом разговоре?

4 D. Внутренняя работа психотерапевта

Можно сказать, что психотерапия часто оказывается полезной за счет того, что на ней многие люди впервые чувствуют себя по-настоящему понятыми.

Этот раздел будет посвящен внутренней работе психотерапевта, т.е. тому, что терапевт делает внутри себя в то время, когда он слушает клиента.

4.1 Ориентация на решение и ориентация на понимание

Клиенты часто уже тогда приходят к терапевту со своими проблемами, когда исчерпали все имеющиеся у них способы решения и отчаялись найти новые. Такая ситуация уже сама по себе хорошо объясняет, почему так часто клиенты надеются получить от терапевта быстрое решение — они нуждаются в решении, как в «глотке свежего воздуха». И именно поэтому многие слова к терапевту часто звучат, как просьбы решить их проблему. Терапевты же, со своей стороны, часто проникаются этими просьбами клиентов и обнаруживают в себе желание немедленно помочь и подарить облегчение. И все это создает сразу несколько проблем.

Первая проблема такова: излишняя акцентированность терапевта на поиске решения проблемы клиента очень часто мешает самому терапевту правильно понимать, что происходит с клиентом на самом деле! В каком-то смысле направленность терапевта на «поиск решения» часто оказывается противоположной направленности на «понимание проблемы».

Это не значит, что терапевту не надо стремиться помогать клиентам решать их проблемы. Стремиться помочь клиентам с их проблемами — это ясное и хорошее желание. Но полезно сначала разобраться в сложности клиента, стремясь только понять! — и отложив стремление помочь «на полку» на некоторое время, чтобы оно не мешало качественно выполнить работу по пониманию. Сначала важно только понять клиента, и уже затем думать о том, что делать со сложностью клиента!

Если же вы начинающий или обучающийся терапевт, то можно сказать еще более категорично: на сессии стремитесь только понять сложность клиента и проверить у клиента ваше понимание. Что делать вам с клиентом, и что клиенту делать с его проблемой — вы подумаете между сессиями. Начинающий терапевт, который думает над решением проблемы клиента до того, как понял, что происходит внутри клиента — явно спешит и обрекает сам себя на лишний стресс и ощущение своей бесполезности во время работы.

Свои «пять копеек» к этой сложности терапевта добавляет и общечеловеческое стремление «отвечать на заданные вопросы». Большинство людей реагируют на вопросы так, как будто любой заданный вопрос требует ответа «в лоб», а это тормозит запуск более сложных и более нужных процессов психотерапевта:

  • Что побуждает человека задать этот вопрос? Какие переживания?
  • Какие сложности и ситуации в жизни человека привели к появлению этого вопроса?
  • Чем я действительно могу быть полезен этому человеку?

Вторая проблема прямо следует из идей, изложенных в параграфе об активности клиента. В идеале, клиент должен сам быть тем человеком, который ищет решение своей проблемы — хотя бы потому, что нет никого более компетентного в его внутреннем мире, чем он сам. А соответственно, отчаявшийся в своих попытках клиент и желающий прийти на помощь терапевт — это две прямые противоположности эффективному клиент-терапевтическому взаимодействию в означенных ролях.

Из всего вышесказанного следует два простых вывода:

  • Присматривайте за вашим стремлением помочь клиенту — чтобы оно не мешало клиенту искать ответы самому. В общем случае, именно клиент должен быть активным исследователем самого себя.
  • Пока хорошо не поймете, «что происходит внутри клиента», не начинайте искать решения для его сложностей. А менее категоричная рекомендация может звучать так — первые 30 минут времени сессии стремитесь только понять, «что происходит внутри клиента», и не пытайтесь думать о том, что вам делать в сессии и что ему делать с его проблемами.

В идеале, если терапевт качественно выполняет свою работу по пониманию клиента, то ответ на вопрос «что делать» появляется сам «где-то в пространстве между терапевтом и клиентом».

4.2 Чем занимается терапевт во время разговора?

Главное занятие феноменологически-ориентированного психотерапевта во время его разговора с клиентом — это его внутренняя работа, направленная на то, чтобы он увидел мир клиента таким, каким его видит сам клиент. В психотерапевтической литературе, в первую очередь, принято описывать только внешнюю работу психотерапевта, а внутренняя — зачастую остается за кадром. А, например, то, что обычно включается во внешнее описание «активного слушания» — является просто естественными внешними проявлениями внутреннего процесса по пониманию клиента.

Итак, основная внутренняя работа психотерапевта — это погружение в мир другого человека, стремление оказаться на его месте в «его ситуациях», увидеть его сложности его глазами. Но эта работа не может быть полноценной, если одновременно с ней психотерапевт не проверяет, правильно ли он понимает другого. Не делая этого, терапевт рискует погрузиться не в мир другого человека, а в свои фантазии о нем. Эту необходимую коммуникативную работу, параллельную погружению в мир другого человека, я буду называть — _создание сонастройки _терапевта и клиента.

4.3 Погружение в мир другого человека и два механизма эмпатии

Для того чтобы понять клиента и сложность, с которой он обратился, недостаточно просто его внимательно слушать и понимать, думая из позиции внешнего наблюдателя. Нужно оказаться на его месте и посмотреть на ситуацию его глазами. Для того чтобы это сделать, следует на время отказаться от понимания через формальную логику.

Несмотря на то, что терапевт и клиент пользуются одними и теми же словами, на самом деле, можно сказать, что каждый человек говорит на своем «индивидуальном языке». У разных людей за одинаковыми словами всегда стоят разные ситуации и контексты — и получается, что одинаковые слова могут означать очень разное у разных людей. Погружаясь в мир другого человека, нам важно понять — что он вкладывает в свои слова.

Посмотреть на ситуацию глазами другого человека — это значит воспринять происходящее также, как он, и испытать переживания такие же, как испытывает он. Когда терапевту удается «оказаться на месте клиента», он начинает чувствовать в себе переживания, идентичные переживаниям клиента, такие переживания психотерапевта, мы будем далее называть — эмпатическими переживаниями.

Технически, эмпатические переживания могут появляться у психотерапевта разными способами, но в самом широком смысле можно выделить два пути их появления:

  • Использование механизмов врожденной, естественной эмпатии.
  • Специальные внутренние действия, направленные на появление у терапевта эмпатических переживаний — осознанная эмпатия.

4.4 Естественная эмпатия

У нас у всех есть две естественных способности, которые можно назвать естественными механизмами эмпатии:

  • Мы умеем непосредственно заражаться переживаниями другого человека, особенно если он нам близок, важен или вызывает восхищение.
  • Если мы видим или представляем другого в некоторой ситуации, то мы умеем непосредственно переживать в себе его чувства «как будто мы сами находимся там».

В жизни эти механизмы работают как непредсказуемые внутренние советчики, — мы не очень управляем ими напрямую и они включаются, когда захотят. В психотерапевтической же работе нам надо следить за тем, чтобы они были всегда включены и включать их осознанно, если это не произошло само. А уже после этого учиться отличать это эмпатическое ощущение от прочих внутренних ощущений и уже пользоваться этой информацией для работы или не пользоваться, в зависимости от ситуации.

Осознано включать механизм естественной эмпатии легче всего благодаря маленькому трюку. Если некоторый человек вам близок, важен или вызывает восхищение, то, незаметно наблюдая за ним, мы можем поймать в себе, кроме всего прочего, чувство интереса к нему. А трюк заключается в том, что, осознано включив чувство интереса к другому человеку, вместе с ним включаются и естественные механизмы эмпатии по отношению к нему.

Я хочу предложить вам сделать упражнение, в котором психотерапевт будет подчеркнуто интересоваться клиентом. В этом упражнении терапевт сможет почувствовать в себе ощущение включенного механизма естественной эмпатии. А в практике, я бы рекомендовал терапевту следить за тем, включается ли у него этот механизм в начале сессии, и если нет, то включать его также, как в этом упражнении.

4.4.1 Упражнение D1. %2 Погружение в мир другого, через интерес

  • Клиент рассказывает про себя что-нибудь достаточно простое. Например, хорошо подходят темы про то, как он что-то выбирает: предметы одежды, вещи в магазине, цвета, место в комнате, столик в кафе и т. д.
  • Терапевт:
    • Становится внимательным, мягким и эмоционально-отзывчивым в своих невербальных проявлениях.
    • Мало говорит — больше слушает. Дает клиенту говорить, рассказывать, думать — поддерживая диалог больше невербально, нежели словами.
    • Стремится увидеть мир другого так, как видит его он сам, и стремится впечатлиться увиденным.
    • Вежливо и деликатно интересуется внутренним миром клиента, время от времени, в паузах, задавая ему вопросы:
      • 0: Почему тебе больше нравятся это, а не это?
      • 0: Почему для тебя это важно?
      • 0: Что это значит для тебя?
      • 0: Расскажи еще что-то про это, может быть, про то, о чем ты сам продолжаешь думать.
      • 0: Про что тут в этой теме может быть еще интересно поговорить?
  • Завершение (выделите на эти вопросы 3 минуты в конце)
    • 0: Как тебе было, когда я стремился увидеть кусочек твоего мира, как будто твоими глазами?
    • 0: В какой момент нашего диалога ты был наиболее воодушевлен желанием рассказать?
    • 0: Что для тебя было интересным в этом опыте?

4.5 Создание сонастройки

Вторая работа, которую делает терапевт во время диалога с клиентом, кроме погружения в его мир, это — организация постоянной проверки своих эмпатических переживаний в разговоре с клиентом. Последовательно это выглядит примерно так:

  • а) терапевт погружается в ситуацию клиента и находит предполагаемое эмпатическое переживание;
  • б) терапевт делится им с клиентом;
  • в) по реакции и ответу клиента терапевт получает обратную связь, правильно ли он понял переживания клиента в его ситуации;
  • д) терапевт корректирует свое виденье, если оно нуждается в корректировке; или развивает и уточняет первоначальное, если оно оказалось точным.

В результате этого процесса, между клиентом и терапевтом постепенно создается «поле взаимопонимания», «сонастройка», в котором и терапевт, и клиент переживают, что начинают слышать и понимать друг друга одинаково. Такая «сонастройка» клиента и терапевта часто является необходимым условием для дальнейшей эффективной психотерапевтической работы.

Проверять свои эмпатические переживания на правильность психотерапевт может, как, например, полностью вербально, периодически задавая такой вопрос:

  • 0: Мне кажется, если бы я оказался на твоем месте в этот момент, я бы переживал… [обозначение переживания]. Это похоже на твои переживания?

Так и полувербально: во время рассказа клиента, когда терапевту кажется, что он опознал переживание клиента, он, не прерывая речь клиента, просто показывает переживание телесно (например, мимически и жестом), и спрашивает клиента, например одним из этих способов:

  • 0: (телесно показывая переживание) Так?
  • 0: (телесно показывая переживание страха) Тревога?
    (психотерапевт назвал переживание с вопросительной интонацией)

Такой способ прост, быстр и органичен для большинства ситуаций. Его я вам и хочу предложить опробовать в упражнении.

4.5.1 Упражнение D2. %2 Создание сонастройки через невербальную проверку переживаний

  • Клиент рассказывает про некоторую ситуацию, которая с ним произошла и вызвала переживания.
  • Терапевт, в процессе:
    • Слушает и, если нужно, чуть-чуть помогает клиенту рассказывать, например, с помощью реплик:
      • 0: Расскажи, что и как там происходило?
      • 0: В какие моменты у тебя были наиболее сильные переживания?
  • Терапевт, основная задача:
    • Слушает клиента и присоединяется к его переживаниям. Как только у терапевта появилось ощущение, что он понял переживание клиента — он сразу, незамедлительно, пока клиент не ушел далеко, и не прерывая рассказ клиента, показывает это переживание телесно и мимически и спрашивает:
      • 0: (телесно показывая переживание) Так?
      • 0: (телесно показывая переживание страха/раздражения/смущения/…) Тревога? / Раздражение? / Смущение? / …?
    • Клиент может согласиться с переживанием терапевта, просто пропустить или исправить его, и то и другое часто продвигает процесс «сонастройки».
    • Хорошо, чтобы терапевт попробовал дать такие отклики клиенту не менее 5-7 раз за время упражнения.
  • Завершение (выделите на эти вопросы 1,5 минуты в конце)
    • 0: Как ты переживал мои попытки тебя почувствовать? Делали ли они что-то полезное для тебя?
    • 0: Изменились ли как-то твои переживания про эту ситуацию? Стала ли она более понятна для тебя?

4.6 Осознанная эмпатия

Осознанной эмпатией я буду называть специальные действия психотерапевта, которые направлены на появление у него эмпатических переживаний. Существует некоторое количество таких действий, мы рассмотрим два наиболее простых и мощных:

  • Собственное проживание ситуаций клиента
  • Примеривание на себя речи клиента

4.6.1 Собственное проживание ситуаций клиента

Если совсем коротко, то эта техника осознанной эмпатии заключается в том, что психотерапевт, расспросив клиента подробно о некоторой ситуации, в которую тот попал — мысленно, но очень подробно представляет сам себя в такой ситуации. Таким образом психотерапевт в разы увеличивает вероятность того, что он правильно поймет переживания клиента в обсуждаемой ситуации.

Это очень эффективный и мощный способ работы, который необходимо уметь делать всем. Но в этом разделе я не буду останавливаться на нем, т.к. этому способу будет посвящена почти половина следующей главы.

4.6.2 Примеривание на себя речи клиента

Если клиент рассказывает о некоторой ситуации, то техника «Собственное проживание ситуаций клиента» всегда будет наилучшим выбором. Но если в рассказе клиента никакой ситуативной конкретики нет, то может понадобиться вторая техника —** примеривание на себя речи клиента.**

Технически она делается очень просто. Психотерапевт слушает рассказ клиента и старается воспринять его не логически, а понять, из каких мотивов и каких переживаний клиента рождается именно такая речь. Для этого терапевт, выслушав реплику клиента, вслух или про себя повторяет ее всю или некоторую часть, пытаясь представить себя клиентом, произносящим эти слова. И одновременно с этим он размышляет о том, какие переживания могут побуждать клиента произносить такие слова, таким образом. Такая работа приносит результаты не сразу, но через 3-5 минут психотерапевт начинает чувствовать клиента значительно лучше.

Эту технику осознанной внутренней эмпатической работы психотерапевта я и хочу предложить вам попробовать в упражнении.

4.6.3 Упражнение D3. %2 Примеривание на себя речи клиента и создание сонастройки

  • Клиент выбирает небольшую интересную для себя тему, о которой он хочет поговорить 5 минут.
  • Терапевт:
    • если надо, включает «режим обнаружения переживаний» и помогает клиенту выбрать тему;
    • слушает, помогает клиенту рассказывать, и стремится разворачивать его переживания.
  • Терапевт, основная задача:
    • Терапевту важно не просто слушать клиента, но и про себя или даже частично вслух, как эхо, произносить его реплики с его интонацией. Делая это, терапевт пытается представить себя клиентом, говорящим этот текст, и пытается понять, какие переживания могут побуждать клиента произносить эти слова.
    • Время от времени, желательно не менее 5 раз за разговор терапевт делится с клиентом результатами своей внутренней работы, например, вот так:
      • 0: Правильно я понимаю, что когда ты произносишь слова [цитата из речи клиента], ты переживаешь [предположение терапевта о переживании]?
      • 0: Правильно я понимаю, что когда ты произносишь слова [цитата из речи клиента], ты стремишься [предположение терапевта о мотиве говорить]?
  • Завершение (выделите на эти вопросы 1,5 минуты в конце)
    • 0: Как ты переживал мои попытки тебя почувствовать? Делали ли они что-то полезное для тебя?
    • 0: Что для тебя оказалось интересным в этом разговоре?

5 E. Психотерапевтическая работа с ситуациями

Можно сказать, что психотерапия часто оказывается полезной за счет того,
что на ней люди часто понимают, как и какие события на самом деле на них повлияли.

5.1 Ориентация на исследование реальной жизни клиента

Когда клиент приходит к психотерапевту, он зачастую предъявляет ему свои сложности в очень замысловатом и переработанном виде. Клиенты делятся с психотерапевтами результатами своих переживаний, размышлений и выводов о мире, других людях и самих себе. Например, клиент может прийти и пожаловаться психотерапевту, что у него проблемы с самооценкой. Или клиент может прийти и сказать, что у него проблемы с контролем агрессии или еще многое и многое другое… Психотерапевту важно понимать, что собственно сама сложность человека может лежать очень далеко от его изначальных формулировок. Например, клиент, пришедший с проблемой самооценки, мог в недавнем времени пережить эпизод публичного стыда, и его размышления о самооценке — это просто прямые эмоциональные последствия этого эпизода. А про человека, заявившего «проблемы с контролем агрессии», может, например, выясниться, что он работает в очень «ядовитом коллективе» и проблема вовсе не в контроле, а в недостатке хороших способов защищать себя от нападок коллег.

Какую бы проблему клиент не предъявлял психотерапевту, психотерапевт всегда внутри себя должен помнить — реальные сложности жизни клиента могут существенно отличаться от первоначального звучания проблемы. И именно картину жизни клиента и моменты проявления в ней сложностей и надо восстановить в своем мышлении психотерапевту — иначе запрос клиента так и рискует остаться загадочной метафорой для них обоих.

То же самое можно выразить в девизе:

Исследуйте реальную жизнь клиента! И особенно то, как она приводит клиента к тем формулировкам, с которыми клиент пришел к терапевту. Не увлекайтесь одними только мыслями и идеями клиента. Стремитесь понять, что реально у него происходит в жизни.

5.2 Большинство переживаний рождается из событий

Итак, следите за логикой:

  • Очевидно, что большинство запросов клиентов подпитаны внутри некоторой актуальной эмоциональной сложностью.
  • При этом, практика показывает, что большинство актуальных эмоциональных сложностей проистекают из недавних ситуаций в жизни клиента.
  • Получается, что: Большинство запросов клиентов, проистекают из недавних ситуаций в жизни клиента.
Илл. Произошедшие события, текущее эмоциональное состояние и запрос клиента

Именно поэтому нам всегда так важно понять, какие события и сложности жизни клиента привели к тому дискомфорту, о котором он, зачастую завуалировано, рассказывает психотерапевту в своем запросе на работу. Или, еще раз говоря другими словами, одна из базовых задач психотерапевта — досконально проверить, не являются ли текущие переживания клиента и его жалобы:

  • Эмоциональными следами некоторых недавних событий, которые могли быть как единичными, так и повторяющимися.
  • Следствиями того, что у клиента что-то не получается делать в жизни с необходимой эффективностью, и психотерапевту полезно бы было помочь ему в этом продвинуться.

И если психотерапевту удалось понять, из каких событий берет начало предъявляемый клиентом дискомфорт, то наиболее прямым и эффективным шагом терапии будет начать эти события и обсуждать с клиентом.

Повторим еще раз ключевую идею — большинство запросов клиентов рождается из недавних событий его жизни. А если эту идею утрировать для яркости, то получится так:

  • Большинство жалоб клиентов психотерапевту на самом деле являются полубессознательным стремлением клиентов рассказать о чем-то, недавно с ними произошедшем.

Это, естественно, не является абсолютной правдой, но в моем опыте более чем с 50% запросов клиентов можно эффективно работать в этой логике. И это дает возможность описать особый вид психотерапевтической сессии, назовем ее — событийно-ориентированная сессия, которой будет посвящена эта глава.

5.3 Обсуждение события эффективнее, чем обсуждение его эмоциональных последствий

Идея этого параграфа такова: обсуждение деталей события, вызвавшего переживания клиента, почти всегда эффективнее, чем обсуждение переживаний или «осмысляющих рассуждений» без обсуждения события. В подтверждение этой идее я приведу следующие основания:

  • Обсуждая вместе с клиентом первичное событие, которое вызвало у него переживания, мы запросто можем сделать из него совершенно иные выводы, чем сделал клиент самостоятельно. И результатом мы можем иметь иное понимание причин возникновения сложностей и совершенно другой терапевтический запрос у клиента.
  • Замечено, что подробное обсуждение события, вызвавшего переживания, значительно сильнее воскрешает в «душе» клиента все чувства с ним связанные. А что особенно важно, восстановленные чувства оказываются не только более сильными, но и более точными — а это существенно для полного и правильного понимания того, что произошло с клиентом.
  • Подробно исследуя событие, мы можем обнаружить в нем конкретные и точные мгновения запуска большинства переживаний. Обнаружение таких точек запуска открывает перед нами широкие психотерапевтические возможности: от простого развития осознанности до эмоционального проживания этих мгновений с целью снятия остаточного напряжения.

Из всего вышеперечисленного есть замечательное и простейшее следствие, постоянно подтверждаемое практикой. Если терапевт с клиентом хотя бы просто обсуждают не столько сами переживания после некоторого события, сколько само событие и точный момент его возникновения — то такое обсуждение почти всегда обладает большей терапевтической ценностью для клиента.

Для нас еще важно, что по переживанию часто уже не восстановишь, что произошло внутри человека в момент, когда оно возникло. Знание одного только переживания не информативно для психотерапевтической работы. Если наш клиент зол после встречи с кем-то, то мы не поймем его, пока не узнаем, что там произошло. Если наш клиент встревожен, мы не поймем его, пока не узнаем в какой момент это переживание «вспыхнуло». Но обратите внимание, что наоборот все работает значительно лучше: как только мы находим момент возникновения переживания, мы почти всегда сразу понимаем и человека, и все его переживания.

Обратите внимание, что люди склонны терять связь между своими переживаниями и вызвавшими их событиями — и воспринимать свои переживания как «беспричинные» и «существующие сами по себе». В этом смысле большинство клиентов переживают полезным для себя тот момент, когда они вновь связывают текущие переживания и прошедшие события. Восстановление такой связи переживается полезным, т.к. похоже, что клиент интуитивно чувствует, что когда он не только находится в переживании, но и помнит точку его появления — то у него больше шансов как-то свое переживание изменить.

5.4 Как обнаружить события и перейти к их обсуждению?

Технически, перейти от переживаний к произошедшим событиям можно многими способами, зачастую неплохо работают даже прямые вопросы клиенту, например такие:

  • 0: Как давно ты находишься в этом переживании/состоянии? Что происходило в твоей жизни тогда?
  • 0: Происходило ли что-то в недавнем прошлом, что могло усилить эти переживания?
  • 0: Что побудило тебя начать думать про все это? Может быть что-то произошло, что вызвало эти мысли?

Но в большинстве случаев для перехода от переживаний к произошедшим событиям достаточно того, чтобы терапевт просто стал очень внимательным к любым упоминаниям любых событий в речи клиента. И как только в речи клиента появляется хотя бы тень некого события, терапевту нужно быстро отреагировать на него любым вопросом, запрашивающим подробности. Причем эффективнее пользоваться вопросами вроде:

  • 0: Что там случилось?
  • 0: Что он сказал?
  • 0: Что она сделала?

Такие вопросы работают более эффективно, чем громоздкие и неповоротливые вопросы вроде этого: «Ты упомянул о неком событии, мог бы ты рассказать о нем поподробнее?». Маленькие вопросы, запрашивающие конкретику, моментально погружают клиента в произошедшую в ситуацию, и соответственно мы можем быстро увидеть по эмоциональной реакции клиента, имеет ли смысл расспрашивать про ситуацию дальше или нет.

Попробуйте позадавать такие вопросы и потренировать «событийную цепкость» терапевта в следующем упражнении.

5.4.1 Упражнение E1. %2 «Событийная цепкость» терапевта

  • Клиент рассказывает о том, как ему сейчас живется: «последнее время», «последнюю неделю или месяц» в самом широком смысле.
  • Терапевт ненавязчиво расспрашивает клиента, вслушивается в его переживания, интересуется ими и поддерживает клиента в продолжении «размышлений о своей жизни».
  • И одновременно с этим терапевт внимательно следит за рассказом клиента и ищет в нем любые, прямые или косвенные упоминания недавних событий его жизни. Например, фразы: «там было», «много всего», «разная ерунда», «неприятности», «рабочие мелочи», «обычная ссора», «дурацкий разговор» и т.п. И на каждое такое упоминание терапевт реагирует мягким, ненавязчивым, но решительным вопросом:
    • 0: А что там случилось?
    • 0: Что там произошло?
    • 0: Что он/она сделал(а)?
    • … и т.п.
  • Клиент не обязан обязательно отвечать на эти вопросы и рассказывать в ответ на них что-то терапевту. Он может рассказать, если захочет, а может сказать, что не хотел бы в это углубляться. Но если клиент не хочет углубляться, то пусть вместо рассказа о событии опишет как этот вопрос воздействует на его переживания.
  • Завершение (выделите на эти вопросы 2-3 минуты в конце)
    • 0: Как на тебя воздействовали мои вопросы? Удалось ли тебе поймать ощущение «и хочу рассказать об этом, и не хочу одновременно»?
    • 0: Удалось ли тебе как-то лучше понять, что для тебя важно сегодня? Что для тебя оказалось интересным в этом разговоре?

5.5 Как понять, что об этом событии имеет смысл говорить?

Понятно, что не каждое событие оставляет эмоциональные последствия и требует нашего внимания. И перед тем, как начать работать с каким-то событием, нам надо сделать несколько вещей:

  1. Понять, действительно ли упоминаемое событие оставило эмоциональные следы «в душе» клиента.
  2. Понять, может ли обработка этого события продвинуть клиента в теме, актуальной для него сегодня.
  3. Получить согласие клиента на работу с этим событием.

1. Понять, действительно ли упоминаемое событие оставило эмоциональные следы «в душе» клиента обычно достаточно просто. Задав клиенту несколько уточняющих вопросов о событии, по его ответам становится понятно, «задело» ли оно клиента. Обычно «задевшие» человека события при рассказе о них пробуждают переживания, которые можно непосредственно наблюдать у клиента.

2. Понять, может ли обработка этого события продвинуть клиента в теме, актуальной для него сегодня, — это более сложный вопрос. Может быть и такое, что найденное событие, безусловно, было «задевающим» для клиента, но сегодня ему важна какая-то другая тема. Здесь проще всего проверить это вопросом клиенту:

  • 0: Как тебе кажется, если мы поговорим про это событие, это может продвинуть тебя в сегодняшней теме?

3. Кроме всего прочего, для того, чтобы начать углубляться в некоторое событие, нам необходимо согласие клиента на эту работу. Хотя бы потому, что без согласия клиента невозможны никакие действия психотерапевта. Если такого согласия у клиента нет, то терапевт может попробовать изложить клиенту свое видение и уговорить его попробовать. Но на практике это почти никогда не требуется. Обычно достаточно задать клиенту несколько конкретизирующих вопросов о событии — и, если это правильное событие, клиент начинает рассказывать, эмоционально вовлекается, и через 1-2 минуты уже сам понимает полезность продолжения этого действия.

5.6 Как события порождают переживания (что мы ищем в событиях?)

Что делать после того, как мы поняли, что актуальные эмоциональные переживания клиента берут начало из неких событий, мы нашли их и договорились с клиентом про них поговорить? А дальше начинается самое интересное, нам предстоит:

  • С большей или меньшей подробностью реконструировать событие на нашей психотерапевтической сессии и обнаружить в нем точные моменты возникновения переживаний.
  • Подробно обсудить с клиентом эти моменты, увеличить его осознанность в них (научить его не пропускать такие моменты).
  • Обработать эти моменты таким образом, чтобы переживание, возникшее в тот момент могло, спокойно завершиться, а клиент начал осваивать делать это сам, без помощи терапевта.

Что же такого могло произойти в некие моменты события, что оставило эмоциональные следы? Тут я предлагаю вам опираться на схему из трех основных вариантов. Если вы хорошо освоите работу с этими наиболее часто встречающимися вариантами — остальные вы откроете уже сами в своей практике. Итак, это:

  1. Дезориентация от неожиданного воздействия (несоответствие произошедшего ожидаемому). Например, я подошел к человеку с ожиданием получить понимание и поддержку, в которой сильно нуждался, а он — напал на меня, например, сказав «сам виноват».
  2. Подавленное побуждение (конфликт побуждений). Например, меня взбесило что-то, но я почему-то остановил себя. Или, например, я хотел проявить симпатию к кому-то, но застыдился и замер, чтобы себя не выдать.
  3. Отсутствие хорошего варианта действия. Например, я испытал побуждение что-то сказать, но не нашел реплики, которой бы смог себя точно выразить.

5.7 Технология реконструкции ситуации

Реконструкция события — это процесс разбора, обсуждения и понимания события, который делает терапевт вместе с клиентом. Я пользуюсь отдельным словом «реконструировать», т.к. это особый вид терапевтической работы, основанный на «погружении в ситуацию и восстановлении всех ее значимых деталей».

Реконструкция события — это многогранный процесс, когда:

  • Терапевт с клиентом восстанавливают последовательность всех произошедших в событии действий и находят главные точки возникновения переживаний.
  • Во время этого процесса клиент проходит через событие еще раз, более медленно, и часто он значительно лучше понимает свои переживания и действия в нем.
  • Во время этого процесса терапевт реконструирует событие в своем воображении и, оказавшись на месте клиента, ощущает на себе все те переживания и реакции, которые пережил клиент.

Что делать терапевту, чтобы правильно реконструировать событие клиента? К сожалению, слова «расспросить клиента о нем» или «попросить клиента рассказать о событии» — совершенно не описывают правильный процесс, который необходимо делать терапевту. Хорошим описанием правильного процесса будет такое:

  • Терапевту необходимо представить себя на месте клиента в этом событии и, расспрашивая его о подробностях, «пройти событие самому» от начала до конца.
  • Пытаясь «оказаться в событии клиента», терапевт будет вынужден начать расспрашивать клиента о разных деталях этого события — это правильный процесс терапевта. Терапевту важно не стесняться расспрашивать клиента о подробностях так долго, пока он не разберется и не начнет понимать клиента.
  • Представляя себя «в событии клиента», терапевт будет ощущать на себе разные переживания и реакции на происходящее вокруг. Терапевту важно делиться с клиентом своими переживаниями и реакциями:
    • Если клиент подтверждает соответствие реакций терапевта своим реакциям — то значит, терапевт реконструирует событие правильно.
    • А если нет, то это значит, что терапевту надо продолжить расспрашивать клиента и достраивать свою внутреннюю картину события.

При реконструкции ситуации терапевту важно не стремиться запоминать чувства клиента — если терапевт пытается запомнить чувства клиента, он делает свою работу неправильно. При реконструкции ситуации терапевту важно выстраивать свою внутреннюю картину ситуации из ее значимых деталей, и если терапевт соберет в своей картине все важные детали — у него должно само получиться верное переживание. Этим переживанием нужно поделиться с клиентом, чтобы проверить его. И если окажется, что у клиента переживание в этой точке другое — то это значит, что терапевт собрал не все «важные детали» исследуемой ситуации.

Приведенное ниже упражнение поможет вам попробовать правильно сделать реконструкцию события. Это одно из самых важных упражнений в пособии — если вдруг будете думать, какое бы упражнение сделать повторно — делайте это упражнение, это будет хорошим опытом для развития навыков.

5.7.1 Упражнение E2. %2 Реконструкция события (через собственное проживание терапевтом ситуации клиента)

  • Для выполнения этого упражнения вам понадобится один стул для клиента и свободное пространство 2х2 метра для терапевта.
  • Клиент сидит на стуле и рассказывает про некоторую выбранную им ситуацию, которая с ним недавно произошла и вызвала у него какие-то неприятные переживания. Будет лучше, если клиент выберет ситуацию, в которой были хотя бы какие-то события: разговоры с людьми, перемещения в пространстве и т.п., и выберет в этой ситуации самые сильные для него 5 минут — про которые и будет рассказывать.
  • Терапевт стоит (!) сбоку от клиента в середине свободного пространства 2х2 метра, желательно не на линии взора клиента, и делает следующее:
    • По мере рассказа клиента терапевт представляет себя на месте клиента и начинает «строить вокруг себя ситуацию клиента». «Строить ситуацию» — это значит: терапевт двигается, если клиент двигался в ситуации; терапевт обозначает руками вещи вокруг себя, если в ситуации были вещи; терапевт обозначает руками людей вокруг себя, если в ситуации были люди и т.д. Важно, чтобы терапевт действительно двигался при этой внутренней работе.
    • Метафорически можно сказать, что терапевт как бы одинокий актер на воображаемой сцене, а клиент — рассказчик, который сидит рядом. И актер, не выходя из сцены и образа, задает клиенту вопросы о его ситуации и стремится эту ситуацию по шагам прожить изнутри.
    • Когда терапевту не хватает какой-то информации о ситуации, которую он «строит вокруг себя» — он спрашивает об этом клиента. Желательно и необходимо, чтобы терапевт так долго уточнял у клиента детали, так долго достраивал ситуацию — сколько ему понадобится, чтобы целиком понять и прочувствовать его. Не бойтесь быть очень занудными и медленными.
    • Терапевту важно «восстанавливать ситуацию вокруг себя» медленно и последовательно, как будто стремиться «пройти ее очень маленькими шагами», иногда буквально разбирая каждую секунду. Важно, что реконструкцией управляет терапевт — он может попросить отмотать ситуацию назад, если ему покажется это важным.
  • Как только терапевт, «находясь в ситуации клиента», достаточно ясно понимает переживание клиента в какой-то момент его ситуации — он двумя словами делится им с клиентом. Например так: * 0: В этот момент я хочу [описание действия], это так у тебя? * 0: В этот момент я переживаю [описание переживания], это так у тебя?
    • Терапевту важно не спрашивать клиента о его переживаниях, а, уточняя детали ситуации, самому пытаться их «угадать». Пробуйте угадывать, не волнуйтесь — клиент вас поправит там, где вы не угадаете.
    • Если терапевт окажется точным в своем угадывании, он может попробовать еще немного поискать еще более точные слова, и они могут продолжить двигаться по ситуации дальше;
    • Если терапевту не удается угадать, и клиент поправляет его — терапевту надо попытаться не запомнить правильное переживание, а, расспрашивая клиента дальше, понять, что он упустил в ситуации;
  • Завершение (выделите на эти вопросы 2 минуты в конце). Вопросы терапевта клиенту для обсуждения:
    • 0: В какие моменты у тебя было ощущение, что я понимаю тебя наиболее точно?
    • 0: Что изменилось в твоих переживаниях про эту ситуацию после нашей работы?

Несмотря на то, что основная терапевтическая работа еще впереди, не следует думать, что в этой деятельности терапевта мало пользы для клиента. Сама реконструкция события терапевтом почти всегда дает два очень важных эффекта:

  • Когда терапевт реконструирует ситуацию, он может очень точно понять переживания клиента в ней и поделиться этим с ним. А это дает клиенту ощущение, что его чувства нормальные, естественные и адекватные.
    • Сравните, кстати, две реплики терапевта, они совершенно разные по эффекту:
      • 0: Я тебя понимаю.
      • 0: Если я правильно тебя понимаю, в тот момент ты пережил [описание конкретного переживания].
    • Вторая реплика, всегда несравнимо лучше первой.
  • Когда клиент проходит через свое сложное событие еще раз вместе с терапевтом, то благодаря этой работе часто происходит следующее: клиент обнаруживает большое количество пропущенных им самим собственных переживаний и реакций, и благодаря этому часто значительно лучше понимает самого себя.

Впрочем, я надеюсь, вы и так уже открыли это сами в процессе выполнения упражнения.

5.8 Точка события: несоответствие произошедшего ожидаемому

Дезориентация от неожиданного воздействия или несоответствие произошедшего ожидаемому — один из самых распространенных видов моментов возникновения переживаний. И один из самых сложных для психики, зачастую оставляющий сильные эмоциональные следы. Его нужно уметь хорошо опознавать в ситуациях и хорошо обрабатывать.

5.8.1 Последовательность действий терапевта для обработки дезориентации от неожиданного воздействия

Обнаружение

1. Разговаривая с клиентом о его ситуации, найти «точку несоответствия» — момент, где ожидание/потребность души клиента было одним, а, например, действие другого человека оказалось совсем другим.

Остановка и обозначение

2. Ясно обозначить это место для клиента:

  • 0: Слушай, похоже, в этот момент твоя душа хотела от него совсем другой реакции.

Обработка

3. Попробовать вместе с клиентом понять, какая реакция другого более всего соответствовала бы «желанию души» клиента. Это процесс творческого поиска, в котором терапевту можно и нужно предлагать свои варианты, чтобы вдохновлять клиента на собственный поиск. Реплики, которые могут понадобиться терапевту:

  • 0: (эмоционально) Давай подумаем, какой реакции другого в этот момент хотелось твоей душе?
  • 0: (предложение терапевта) Мне бы в этот момент хотелось от него [описание действия].
  • 0: Давай я покажу тебе эту реакцию, а ты проверишь — оно это или нет.

4. Найдя ту реакцию, которая наиболее соответствует потребности клиента, терапевт помогает клиенту ее прожить и прочувствовать: * 0: Давай я покажу тебе эту реакцию еще раз, дай ей затронуть тебя. (Терапевт играет роль и эмоционально показывает обсужденный вариант).

    • Или…
  • 0: Представь сейчас в своем воображении, как он говорит и делает это. (Терапевт не играет роль, но дает клиенту время представить).

Ассимиляция

5. Терапевт помогает телесно ассимилировать результат:

  • 0: Как эти его слова воздействуют на тебя? Как меняются твои переживания? Что меняется в теле?

6. В конце, терапевт может помочь клиенту завершить, собрав всю обработку момента в одну фразу:

  • 0: (эмоционально) Да, очень понятно, почему тебя так задел этот момент! Твоя душа в этот момент очень хотела [короткое описание правильной реакции], а он сделал [короткое описание фактической реакции].

5.8.2 Упражнение E3a. %2 Обработка дезориентации от неожиданного воздействия

  • Клиент играет роль симулированного клиента. Клиент может специально не помогать терапевту, а играть роль, как ему чувствуется, но и специально мешать терапевту («вредничать») тоже не надо. Клиент в данном случае работает для пользы терапевта, а задача терапевта не познать все сложности работы, а просто попробовать пройти по алгоритму.
  • Терапевт работает с симулированным клиентом, как с настоящим. Задача терапевта не «вылечить» клиента, а попробовать пройти по алгоритму и освоить его. Чтобы эта задача была выполнима, упражнение и делается на симулированной ситуации. Во время этой работы можно и нужно пользоваться планом.
  • Работа начинается с того, что клиент около минуты вживается в роль, рассказывая свою симулированную историю от первого лица. Дальше пара берет 7-10 минут на работу в одну сторону.
  • Условные ситуации для работы:
    • Клиент Жена купила себе новое платье! Пришла домой, надела, померила, посмотрелась в зеркало, понравилась сама себе и пошла в другую комнату показывать мужу. Она сказала мужу, что купила новое платье, а муж посмотрел и спросил «Сколько оно стоит?»
    • Клиент Муж обещал жене купить билеты в отпуск, но пока собирался это сделать — билеты кончились. Он узнал об этом, попереживал и поискал еще несколько дней, а потом пошел к жене. Он пришел к жене и говорит ей: «Я на днях хотел купить билеты, а они кончились. Нам надо решить, что делать?» А жена аффективно выпалила: «Опять ты не можешь ничего сделать! Я же тебе говорила, что раньше надо было!»

5.9 Точка события: подавленное побуждение

Подавленное побуждение или конфликт побуждений — второй из самых распространенных видов моментов возникновения переживаний. Собственно говоря, какое-то побуждение оказывается подавленным как раз потому, что другое побуждение его блокирует (создавая конфликт) — поэтому оба названия, на самом деле описывают идентичную ситуацию.

5.9.1 Последовательность действий терапевта для обработки подавленного побуждения

Обнаружение

1. Разговаривая с клиентом о его ситуации, найти момент, где у клиента возникла какая-то сильная эмоциональная реакция, которая не смогла реализоваться.

Остановка и обозначение

2. Ясно обозначить это место для клиента:

  • 0: (эмоционально) Слушай, похоже, в этот момент у тебя возник сильный эмоциональный порыв.

Обработка

3. Возвращая и удерживая клиента в этом моменте, несколько раз запросить у него его первую реакцию, разными способами просить ее показать-реализовать. Если клиент показывает, то терапевт все делает вместе с ним.

  • 0: (описательно) В тот момент, когда ты был там и [краткое обозначение того, что произошло] (эмоционально) что первое захотелось сделать?
    • Варианты:
      • 0: Какое первое побуждение возникло в теле? (…) Покажи.
      • 0: Какую первую безумную реакцию захотелось дать? (…) Покажи, как бы она выглядела?
  • Очень желательно, чтобы у реакции было какое-то телесное проявление — жест, взмах, движение.

4. Из вариантов, предложенных клиентом, терапевт, опираясь на свои переживания, выбирает ту реакцию, которая сильнее всего пробуждает переживания клиента, и предлагает клиенту несколько раз ее сделать, и делает вместе с ним:

    • 0: Давай мы с тобой вернемся в тот момент, восстановим его в памяти и 2-3 раза, вместе с тобой, с удовольствием, это сделаем.
    • 0: Итак, это было [описание ситуации], и тут [описание воздействия, вызвавшего переживания]… (терапевт с клиентом реализуют задуманное)
  • Если выясняется, что надо как-то изменить реакцию, то просто возвращаемся к пункту 2.

Ассимиляция

5. Терапевт помогает телесно ассимилировать результат:

  • 0: Как меняются твои переживания? Что меняется в теле?

5.9.2 Упражнение E3b. %2 Обработка подавленного побуждения

  • Клиент играет роль симулированного клиента. Клиент может специально не помогать терапевту, а играть роль, как ему чувствуется, но и специально мешать терапевту («вредничать») тоже не надо. Клиент в данном случае работает для пользы терапевта, а задача терапевта не познать все сложности работы, а просто попробовать пройти по алгоритму.
  • Терапевт работает с симулированным клиентом, как с настоящим. Задача терапевта не «вылечить» клиента, а попробовать пройти по алгоритму и освоить его. Чтобы эта задача была выполнима, упражнение и делается на симулированной ситуации. Во время этой работы можно и нужно пользоваться планом.
  • Работа начинается с того, что клиент около минуты вживается в роль, рассказывая свою симулированную историю от первого лица. Дальше пара берет 7-10 минут на работу в одну сторону.
  • Условные ситуации для работы:
    • Клиентка (Маша) рассказывает терапевту ситуацию: она была с компанией в кафе, и одна из подруг при всех сказала про нее реплику: «Девчонки, посмотрите на Машу, нам надо определенно помочь ей научиться выбирать себе красивую одежду».
    • Клиентка (Маша) рассказывает терапевту ситуацию: была планерка на работе, и начальница раздавала работу, и одну очень неприятную работу было неясно кому дать, а потом у начальницы зазвонил телефон, и она, перед тем как снять трубку, сказала: «давайте поручим Маше эту работу» и сразу сняла трубку, и ушла к себе в кабинет.
    • Клиент рассказывает терапевту ситуацию, как он встретился с другом, к которому очень хорошо относится, и был очень рад этой встрече, а его друг сказал, что у него умер ребенок.

5.10 Точка события: отсутствие хорошего варианта действия

Отсутствие хорошего варианта действия — немного другой вид моментов возникновения переживаний. Он отличается от подавленного побуждения в первую очередь тем, что никакого конкретного сильного эмоционального побуждения у клиента не возникло. Но был момент, когда у клиента появилось желание как-то отреагировать, но его внутренняя поисковая активность ничем не завершилась. От таких моментов у клиентов некоторое время сохраняется ощущение дезориентации и потерянности, на фоне которой зачастую развиваются вторичные самодеструктивные переживания.

5.10.1 Последовательность действий терапевта для обработки отсутствия хорошего варианта действия

Обнаружение

1. Разговаривая с клиентом о его ситуации, найти момент, где у клиента возникло побуждение к действию, которое не смогло оформиться в какую-то форму.

Остановка и обозначение

2. Ясно обозначить это место для клиента и дать ему время, которого, скорее всего, не было тогда:

  • 0: (не спеша) Похоже, в этот момент хорошо бы было как-то отреагировать. Давай, не спеша, подумаем, что бы тут могло подойти.

Обработка

3. Удерживая клиента в этом моменте, предложить ему 2-3 варианта возможной реакции.

  • 0: В тот момент, когда [краткое обозначение того, что произошло], может быть [предложение некоторого варианта].
  • Терапевт может попробовать предложить несколько различных по сути реакций. Например, если речь идет о реплике: одну импульсивно-эмоциональную, одну деликатно-коммуникативную, одну комическую и т.п. Задача не предложить хороший вариант, а вовлечь клиента в процесс подбора.

4. Терапевт предлагает клиенту присоединиться к этому процессу:

    • 0: Как тебе кажется, какой вариант тебе бы подошел? (…) Можешь попробовать произнести?
  • Если клиент произносит свой вариант, то терапевт сразу ставит себя в предложенную ситуацию и произносит вариант клиента от первого лица, как будто сам тренируется — наблюдение со стороны за терапевтом увеличивает степень проживания вариантов самим клиентом.
  • Терапевт с клиентом находятся в процессе подбора и опробования разных реакций некоторое время, пока у клиента не будет пары подходящих ему вариантов.

Ассимиляция

5. Терапевт помогает клиенту ассимилировать результат:

  • 0: Есть ли ощущение, что что-то из наших вариантов хорошо подходит и может пригодиться?

5.10.2 Упражнение E3c. %2 Обработка отсутствия хорошего варианта действия

  • Клиент играет роль симулированного клиента. Клиент может специально не помогать терапевту, а играть роль, как ему чувствуется, но и специально мешать терапевту («вредничать»), тоже не надо. Клиент в данном случае работает для пользы терапевта, а задача терапевта не познать все сложности работы, а просто попробовать пройти по алгоритму.
  • Терапевт работает с симулированным клиентом, как с настоящим. Задача терапевта не «вылечить» клиента, а попробовать пройти по алгоритму и освоить его. Чтобы эта задача была выполнима, упражнение и делается на симулированной ситуации. Во время этой работы, можно и нужно пользоваться планом.
  • Работа начинается с того, что клиент около минуты вживается в роль, рассказывая свою симулированную историю от первого лица. Дальше у пара берет 7-10 минут на работу в одну сторону.
  • Условные ситуации для работы:
    • Клиент рассказывает терапевту ситуацию: я пришел в кафе, выбрал столик, который мне понравился и хотел побыть один, но ко мне подошел человек и попросился ко мне подсесть, и я не нашел, что ему ответить.
    • Клиентка рассказывает терапевту ситуацию: ко мне подошла коллега на работе и сказала мне: «найди мне в Интернете описание этой машины», это не моя работа, и я злюсь, но не знаю, что делать.

5.11 Резюме. Условный план событийно-ориентированной сессии

Таким образом, если собрать все воедино, условный план событийно-ориентированной сессии целиком будет выглядеть примерно так. В этом плане я собираю воедино содержание всей этой главы и некоторые элементы предыдущих глав.

Условный план событийно-ориентированной сессии

  1. Включить режим обнаружения переживаний и дать эмоциональной сфере клиента разогреться.
  2. Предложить клиенту выбрать тему и начать разворачивать переживания в ней.
  3. Определить события, запустившие переживания.
  4. Подробно, через собственное проживание терапевта, реконструировать найденную ситуацию и найти моменты возникновения переживаний.
  5. Ясно обозначить, проговорить и обработать точки возникновения переживаний, эмоционально и телесно проживая вместе с клиентом все недостаточно прожитое.
  6. Ненавязчиво пообсуждать с клиентом, как меняются его переживания после всего этого, и не происходит ли какого-то изменения представлений о ситуации или чем-то еще.

5.11.1 Упражнение E4. %2 Проба событийно-ориентированной сессии

Терапевт с клиентом могут попробовать пройти по всему алгоритму событийно-ориентированной сессии на примере какой-то небольшой темы, интересной клиенту. Время на работу — 15-20 минут в одну сторону, в течение которой терапевту можно и нужно обращаться к плану событийно-ориентированной сессии. Основная задача терапевта не сделать психотерапию, а попробовать поработать по предложенному плану.

6 Завершение

Благодарю за помощь моих первых читателей, которые задавали вопросы, подкидывали идеи и помогали редактировать текст: Наталью Ф., Таину Б., Ксению Я., Маргариту С., Валерию П., Владислава К., Романа Ш., Любовь Н., Анну Б. — и буду рад новым читателям, которые поделятся своими идеями.



Павел Корниенко, Telegram-канал, VK, FB